• ,

Игорь Черный: «Античный миф в структуре романа Г. Л. Олди «Бык из машины»

Игорь Черный (д. фил. н., проф.): «Античный миф в структуре романа Г. Л. Олди «Бык из машины» (опубл. в Scientific Journal «VIRTUS» № 22, 2018).

Работа большая, букв много:
Статья посвящена творчеству современных харьковских писателей-фантастов Дмитрия Громова и Олега Ладыженского, работающих под псевдонимом Г. Л. Олди. Рассматривается их роман «Бык из машины», написанный в жанре фантастического детектива. Проанализирована роль античного мифа в структуре произведения, сделаны наблюдения над его жанровой природой. Роман вписан в мифологический цикл Г. Л. Олди.
Постановка проблемы. В романе «Бык из машины» (2017) Г. Л. Олди (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский) вновь обращаются к античной мифологии. Но если в предыдущих книгах «древнегреческого» цикла («Герой должен быть один», «Одиссей, сын Лаэрта», «Внук Персея») действие происходит в глубокой древности, «современной» мифу, то в «Быке из машины» события развиваются в относительно недалеком будущем, а миф осовременивается. Лабиринт, блуждающее в нем грозное чудовище да и сами вершители человеческих судеб олимпийские боги становятся порождениями виртуальной реальности.
Творчество Г. Л. Олди достаточно исследовано в современном литературоведении и литературной критике. Имеются работы как общего характера, освещающие весь творческий путь харьковского тандема (Ю. Андреевой, В. Владимирского, Е. Харитонова), так и исследования, посвященные отдельным их циклам, произведениям и темам, звучащим в книгах Олди. Рассмотрено в том числе и отражение античного мифа в творчестве писателей-фантастов (работы Е. Харитонова, Ю. Седининой-Барковской, Е. Четвертных, М. Юдановой и др.). Роман «Бык из машины», вышедший в конце 2017 г., еще практически не получил освещения в научной литературе. Между тем изучение этого произведения дополнило бы имеющиеся представления как о творчестве авторского дуэта, так и об особенностях освоения античного мифа в современной литературе.
Цель работы. В данной статье мы рассмотрим роль и место античного мифа в структуре романа Г. Л. Олди «Бык из машины», обратив внимание на развитие античных мотивов в творчестве харьковского дуэта писателей-фантастов.
Изложение основного материала. Уже в ранних произведениях Г. Л. Олди исследователи отмечают тяготение к мифу, мифологическому мышлению. «Как творцам альтернативного (отраженного в обратной стороне зеркала) облика реальности, – указывает Е. В. Харитонов, – им свойственно мифологическое мышление. Кстати, авторы и сами признаются, что их фантастика вышла из мифа, а не из сказки. В основе традиционной – классической – фантастики лежит имманентное сомнение, неверие, рациональность. Мифологическое мышление подразумевает целостность <…>. Миф стоит над реальностью, фантастика – лишь интерпретирует ее, фантастике априори чуждо мифологическое единство. Г. Л. Олди стремятся воссоздать это мифологическое восприятие мира… чтобы затем вдруг его разрушить объяснением» [5, с. 431]. Многие романы харьковского дуэта основаны на мифах разных народов, преимущественно восточных. Это и индийская мифология в трилогии «Черный Баламут», и иранская в романе «Я возьму сам», и японская в романе «Нопэрапон, или По образу и подобию», и мифы народов Севера (якутов) в дилогии «Сильные». Однако наиболее удачным примером использования мифа в творчестве Олди критика и читатели небезосновательно считают т. н. «древнегреческий» или, по авторскому определению, «Ахейский цикл»: «Герой должен быть один», «Одиссей, сын Лаэрта», «Внук Персея».
«В «Ахейском цикле» Г. JI. Олди, – отмечает Е. А. Четвертных, – мир греческой мифологии воссоздается с почти энциклопедической полнотой: от Персея к Гераклу и затем – к событиям Троянской войны, к Одиссею, ищущему и нашедшему дорогу домой. Стоит оговориться сразу: авторы не пытаются ни воссоздать буквально фабулу античных мифов и легенд (что было бы весьма проблематично, поскольку мифы существуют в нескольких, порой противоречащих друг другу вариантах), ни погрузить читателя в исторические реалии той архаической эпохи, которая предшествовала Греции классической» [8, c. 182]. Исследовательница полагает, что в случае с «ахейским» циклом Олди мы имеем дело с романом-мифом, хотя, как справедливо отмечается Е. А. Четвертных, этот жанр более присущ философской, «высокой» прозе и «изначально не имеет никакого отношения к массовой литературе» [8, c. 184]. «В романе-мифе Г. JI. Олди, – приходит к выводу литературовед, – мифологизируется, прежде всего, человек; человеческая природа оказывается поистине таинственной и сокровенной. Не боги и чудовища – загадка для человека, но человек – тайна для богов и чудовищ» [8, c. 185]. Думается, это наблюдение верно и в отношении «Быка из машины», хоть данное произведение считать романом-мифом можно лишь условно. Похожих взглядов придерживается и Ю. А. Сединина-Барковская, посвятившая несколько статей исследованию античной темы в творчестве Олди: «Сочетание отличного знания нюансов античного мифологического материала и интересных авторских трактовок, как нам кажется, позволяет Д. Громову и О. Ладыженскому создавать произведения, не только достойные внимания исследователя и интересные достаточно широкому кругу читателей, но и способные приблизить современного человека к удивительному и чрезвычайно многообразному миру античной мифологии и литературы» [6, c. 209].
Роман «Бык из машины» формально также основан на древнегреческой мифологии. И даже хронология событий мифа о Тесее и Минотавре практически совпадает с хронотопом «древнегреческого» цикла Олди. Однако относить его к «ахейским» произведениям харьковского писательского дуэта было бы неправомерно. И сами соавторы указывают на это. Так, в разговоре с читателями на конвенте СТАРКОН (Санкт-Петербург, 2017) О. С. Ладыженский отмечал: «Нам очень давно хотелось рассказать историю про Тесея и Минотавра. Но то, что мы хотели рассказать, совершенно не монтируется в наш «Ахейский цикл» (кто читал, тот знает). Тем более, «Ахейский цикл» закончен. Он структурно закончен. Нельзя наливать новое вино в старые бурдюки – вытечет. Писать дальше только потому, что читатель, допустим, готов за это заплатить – у нас с этим плохо, мы так не умеем… Тем более что история Минотавра, которую хотим рассказать мы, не помещается в Древнюю Грецию, особенно в те ограничения, которые мы выстроили для себя в «Ахейском цикле» — надо соблюдать исторические детали и так далее. А у нас совсем другая история» [2].
По своей поэтике «Бык из машины» скорее примыкает к еще одному многотомному циклу Олди, «Люди, боги и я», поскольку действие романа происходит в большом современном мегаполисе и одной из центральных тем произведения являются взаимоотношения людей и неких высших существ (названных в книге «богами цифрала»). Именно такие жанровые признаки, по мнению литературоведов, свойственны названному циклу. Н. Осояну справедливо определяет жанр «Быка из машины», как «гибрид фэнтези и нуара со всеми положенными атрибутами: алкоголем в больших количествах, роковыми красотками, продажными копами и циничными героями, которым хорошо известно, что этот мир стар и полон дряни. Однако действие романа перенесено в не такое уж далекое условное будущее, так что к фэнтези следует добавить приставку «техно-». Не будем забывать и о том, что в основе сюжета лежит миф – повествование, где отражаются представления людей о мире и месте человека в нем» [4, c. 22].
Миф становится для структуры романа ключевым, базовым элементом. Одновременно сюжетообразующим и служащим основой для авторских философских построений. Сюжет «Быка из машины» довольно точно повторяет основные моменты мифа о Тесее, хотя тот и значительно трансформируется сообразно с авторским замыслом. Так, действие происходит не на Крите, а в некоем условном городе Кекрополе. Это, по словам О. С. Ладыженского, «такой себе Город Грехов, где идет дождь, где ездят байкеры, где есть городской прокурор Минос, клинический центр доктора Прокруста – и куда приехал Тесей, потому что здесь происходят странные вещи. Он профессиональный борец, выступает в клубе «Элевсин», а в свободное время занимается… разными вещами. А его дедушка Питфей в это время сидит в Трезенах и занимается тем, что ищет в интернете ряд моментов, которые лягут в концепцию» [2]. Кекрополь ассоциируется с реальными Афинами, поскольку именнно Кекроп основал этот греческий город. И одновременно в нем усматривается родной город соавторов Харьков, тем более что оба названия в некоторой степени созвучны. Таким образом, «Быка из машины» можно отчасти отнести и к циклу Олди «Огни большого города», в котором описываются харьковские реалии. Мифологический Лабиринт превращается в переплетение улиц современного мегаполиса, где человеку нетрудно заблудиться и потеряться, и где почти из каждой подворотни может выскочить чудовищный Минотавр. Аналогичные мысли неоднократно высказывались в книгах Олди. Наиболее приближен к теме и символике рассматриваемого нами произведения роман «Нам здесь жить» (1999), написанный Г. Л. Олди в соавторстве с еще одним харьковским фантастом, А. Валентиновым, где среди персонажей появляется Минотавр. Как и в «Быке из машины», это мифологическое существо пришло не из седой античности, а является порождением человеческого разума (в данном случае – писателя-фантаста Алика Залесского) [5].
Д. Громов и О. Ладыженский задействовали в своем произведении почти всех персонажей античного мифа, сохранив им род занятий и даже описание внешности. Тот же Тесей по преданию, посвятил прядь волос на лбу богу Аполлону, тем самым вручая себя под его покровительство и заключая с ним союз. «Дождь усилился, – описывается герой в книге, – порывом ветра с красавчика сорвало шляпу. Стригся крендель не по-людски: если не брать в расчет один-единственный локон, весь его лоб был выбрит до макушки. Волосы сзади отросли на манер телочкиных, волной падая на плечи» [3, c. 12]. Минос, ставший после смерти одним из судей в подземном царстве, показан в романе городским прокурором. Разбойник Прокруст, производивший своего рода «операции» над гостями-путниками на хитроумном ложе, превращается в хирурга-трансплантолога. Его сын Синис/Синид, привязывавший людей к двум соснам, которые пригибал друг к другу и затем раздвигал, вследствие чего тела его жертв разрывались надвое, выведен в книге полицейским, помешанным на специальных спортивных тренажерах, также калечащих тех, кто вздумает на них позаниматься. Мастер Дедал нечаянно убивает своего племянника Талоса, сделавшего гениальное изобретение. Гибнет сын Дедала Икар, разбившийся при «полете». Несчастлива в любви к Тесею Ариадна. Понятно, что мифологические персонажи переосмыслены, в показе многих из них видна явная авторская ирония. Олди как бы подсмеиваются над трагизмом древнегреческого мифа, приземляя, «осовременивая» его, превращая трагедию в фарс.
Так, перелицовке подвергается мотив воплощения античных богов в земных людей, когда олимпийцы являются избранным героям. В древнегреческих мифах это происходило буквально. Бог/богиня надевали личину какого-либо человека и общались с тем, кому хотели изъявить свою волю. Приходят к людям и боги цифрала в «Быке из машины». Олди придумывают такое явление, как «аватары» – земные ипостаси/оболочки, в которые порождения виртуальной реальности вселяются при необходимости и вершат судьбы людей. Аватары при этом испытывают физическую боль и явно поражены психической ненормальностью, получая взамен почти бессмертие и крепость телесную. Это их свойство становится своего рода ахиллесовой пятой избранных богами. Алчный медик Прокруст готов разобрать чудо-аватаров на органы, чтобы трансплантировать их пораженным той или иной болезнью толстосумам. В духе киберпанка трактуется и момент зачатия главного героя. Как известно из мифа, он был зачат дочерью трезенского царя Питфея Эфрой одновременно от Эгея и Посейдона, что дало Тесею божественное происхождение. Зачатие героя в «Быке из машины» происходит при помощи мощных компьютеров, вызвавших к жизни Колебателя Земли (Посейдона).
Та же авторская ирония чувствуется и в философском осмыслении античного мифа. Действие «Быка из машины» происходит в недалеком будущем, в эпоху, когда увлечение человека компьютерными технологиями доходит до крайностей. Люди практически сращены с компьютерами. Идея эта звучит сейчас во многих произведениях литературы (и не только фантастической). Например, хорошо иллюстрирует ее Дэн Браун в романе «Происхождение», вышедшем одновременно с книгой Олди. Человек, отказавшись от старых богов/Бога, фактически создает себе новых божеств. «Боги цифрала, – говорится о них в романе, – не люди, они лишены биологического начала, а значит, не имеют ничего общего с человеческим разумом, отравленным эмоциями. Они – розы или, если угодно, бурьян, выросший на информационных массивах. Корни их пьют не воду – нули и единицы. И мыслят боги цифрала иными категориями, чем жестокость или месть» [3, c. 64]. Эти создания, как верно полагает Н. Осояну, «порожденные сочетанием технологий и людских качеств или привлеченные из каких-то невообразимых измерений, олицетворяют нашу склонность расчеловечивать себе подобных – вполне реальный недуг, от которого мы страдаем испокон веков. Непостижимые обитатели цифрала и неуловимый Минотавр в равной степени аморально относятся к людям – как к неодушевленным вещам, которые можно хранить и беречь или ломать и выбрасывать, руководствуясь сугубо эгоистичными побуждениями» [4, c. 22].
Отправной точкой для выражения авторской позиции становится творческий прием, также дошедший до нас из античности и получивший название «Deus ex machina» – «бог из машины». В древнегреческом театре так обозначался неожиданный финал, когда с «небес» при помощи хитроумного механизма спускался актер, играющий бога, и бог этот разрешал все запутанные сюжетные ситуации. Это выражение обыгрывается как в сюжете романа, так и в названии произведения. Но если в реальной жизни бога из машины играл человек, то у Олди машина/компьютер порождает новую реальность и новых богов/минотавров. Горькая авторская ирония здесь очевидна.
Выводы. Таким образом, античный миф играет двоякую роль в структуре романа Г. Л. Олди (Д. Громова и О. Ладыженского) «Бык из машины». С одной стороны, он служит отправной точкой для авторских философских построений, наполненных горькой иронией по отношению к главной проблеме произведения – опасность сращения человека с компьютером и превращения его в придаток машины. С другой стороны, античный миф обыгрывается на различных уровнях архитектоники романа – от трактовки отдельных персонажей до отдельных элементов сюжета и композиции.
Литература
1. Владимирский В. Есть только миг между прошлым и будущим / В. Владимирский // Олди Г. Л. Герой должен быть один. – М.: Эксмо, 2004. – С. 505-508.
2. Генри Лайон Олди «Бык из машины». Роман, 2017 год [Электронный ресурс] // Лаборатория фантастики. URL: https://www.fantlab.ru/work937745 (Дата обращения: 24.03.2017).
3. Олди Г. Л. Бык из машины. – СПб.: Азбука, М.: Азбука-Аттикус, 2018. – 384 с.
4. Осояну Н. Генри Лайон Олди. Бык из машины / Наталья Осояну // Мир Фантастики. – 2018. – № 1. – С. 22. – Рец. на кн.: Олди Г. Л. Бык из машины. – СПб.: Азбука, М.: Азбука-Аттикус, 2018. – 384 с.
5. Сединина-Барковская Ю. А. Трансформация образа Минотавра в современной фантастической литературе (на материале дилогии Г. Л. Олди и А. Валентинова «Нам здесь жить» и трилогии Ю. Брайдера и Н. Чадовича «Охота на Минотавра») / Ю. А. Сединина-Барковская // Филологические штудии = Studia philologika: Сб. научн. статей / под ред. Г. И. Шевченко, К. А. Тананушко. – Минск: БГУ, 2009. – Вып. VII. – С. 127-136.
6. Сединина-Барковская Ю. А. Божества древнегреческой мифологии в творчестве Г. Л. Олди / Ю. А. Сединина-Барковская // Слов’янська фантастика. Збірник наукових праць. – Київ: ВПЦ «Київський університет», 2012. – С. 199-209.
7. Харитонов Е. Миры Генри Лайона Олди (Вместо послесловия) / Е. Харитонов // Олди Г. Л. Пасынки восьмой заповеди. – М.: Эксмо, 1996. – С. 425-438.
8. Четвертных Е. А. Роман-миф в творчестве Г. Л. Олди (по романам «ахейского цикла») / Е. А. Четвертных // Культ-товары-XXI: ревизия ценностей (масскультура и ее потребители): коллективная монография / под общ. ред. И. Л. Савкиной, М. А. Черняк, Л. А. Назаровой. — Екатеринбург; СПб.; Тампере: Ажур, 2012. — С. 181-188.
9. Юданова М. В. Мифология в романах Г. Л. Олди «Герой должен быть один» и «Одиссей, сын Лаэрта» / М. В. Юданова // Вестник МГУКИ. – 2008. – Вып. 6. – С. 85-89.
References
1. Vladimirskiy V. Yest' tol'ko mig mezhdu proshlym i budushchim / V. Vladimirskiy // Oldi G. L. Geroy dolzhen byt' odin. – M.: Eksmo, 2004. – S. 505-508.
2. Genri Layon Oldi «Byk iz mashiny». Roman, 2017 god [Elektronnyy resurs] // Laboratoriya fantastiki. URL: https://www.fantlab.ru/work937745 (Data obrashcheniya: 24.03.2017).
3. Oldi G. L. Byk iz mashiny. – SPb.: Azbuka, M.: Azbuka-Attikus, 2018. – 384 s.
4. Osoyanu N. Genri Layon Oldi. Byk iz mashiny / Natal'ya Osoyanu // Mir Fantastiki. – 2018. – № 1. – S. 22. – Rets. na kn.: Oldi G. L. Byk iz mashiny. – SPb.: Azbuka, M.: Azbuka-Attikus, 2018. – 384 s.
5. Sedinina-Barkovskaya Y. A. Transformatsiya obraza Minotavra v sovremennoy fantasticheskoy literature (na materiale dilogii G. L. Oldi i A. Valentinova «Nam zdes' zhit'» i trilogii Y. Braydera i N. Chadovicha «Okhota na Minotavra») / Y. A. Sedinina-Barkovskaya // Filologicheskiye shtudii = Studia philologika: Sb. nauchn. statey / pod red. G. I. Shevchenko, K. A. Tananushko. – Minsk: BGU, 2009. – Vyp. VII. – S. 127-136.
6. Sedinina-Barkovskaya Y. A. Bozhestva drevnegrecheskoy mifologii v tvorchestve G. L. Oldi / Y. A. Sedinina-Barkovskaya // Slov’yans'ka fantastika. Zbírnik naukovikh prats'. – Kií̈v: VPTS «Kií̈vs'kiy uníversitet», 2012. – S. 199-209.
7. Kharitonov Y. Miry Genri Layona Oldi (Vmesto poslesloviya) / Y. Kharitonov // Oldi G. L. Pasynki vos'moy zapovedi. – M.: Eksmo, 1996. – S. 425-438.
8. Chetvertnykh Y. A. Roman-mif v tvorchestve G. L. Oldi (po romanam «akheyskogo tsikla») / Y. A. Chetvertnykh // Kul't-tovary-XXI: reviziya tsennostey (masskul'tura i yeye potrebiteli): kollektivnaya monografiya / pod obshch. red. I. L. Savkinoy, M. A. Chernyak, L. A. Nazarovoy. — Yekaterinburg; SPb.; Tampere: Azhur, 2012. — S. 181-188.
9. Yudanova M. V. Mifologiya v romanakh G. L. Oldi «Geroy dolzhen byt' odin» i «Odissey, syn Laerta» / M. V. Yudanova // Vestnik MGUKI. – 2008. – Vyp. 6. – S. 85-89.
THE ANTIQUE MYTH IN THE STRUCTURE OF THE NOVEL BY G. L. OLDI «A BULL FROM THE MACHINE»

Комментариев нет

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.