• ,

Впечатления зрителя от спектакля "Б/У" по пьесе Г. Л. Олди "Вторые руки"

Впечатления зрителя после спектакля «Б/У» по пьесе Г. Л. Олди «Вторые руки». И знаете, что? У нас не только прекрасный читатель. У нас еще и превосходный зритель. С острым взглядом и тонким осознанием.


Отзыв (спектакль «Б/У») взят с сайта Театрального лофта Компас-центр (Москва): http://teatrkompas.ru/o-teatre/otzyvy
Анастасия
«Компас-центр» найти не так просто — но и не сложно для бывалых театралов Smile)) Небольшое (совсем-совсем небольшое) фойе, в котором быстро становится довольно тесно, но зато предлагают кофе или чай. И неожиданно уютный камерный зал, а на сцене манекены, и среди них одинокий человек — Лавочник. Он сидит среди манекенов и по мере заполнения зала начинает перемещаться по сцене, переставлять манекены, разговаривать с ними, так, что непонятно, то ли уже начался спектакль, то ли еще нет, но на сцену уже смотришь не отрываясь — а вдруг уже началось?
Одеяние Лавочника — длинное, в пол — напоминает одеяние буддийского монаха. Лицо его перевязано то ли поясом от кимоно, то ли просто грубой лентой выше и ниже глаз. По пьесе должны быть закрыты и глаза, но глаза этому артисту закрывать — преступление, они потрясающе выразительны. Однако пьесу я прочитала вчера же вечером уже после спектакля, и про то, что Лавочник слеп, узнала задним числом.
Перед нами проходят жизни — рэкетир, учительница, потом и домохозяйка… Жизни все кажутся… неказистыми, что ли? Мелкими? И я думала — странно, это ведь Олди! Олди, которые очень хорошо знают, что такое благородство и честь, Олди, в книгах у которых всегда есть герой, которые презирают трусость, мелочность, глупость… А тут еще и справедливости нет, и воздаяния по справедливости — тоже. Получается, как ни живи, никаких гарантий на лучшую жизнь. Мрачная картинка.
Но вот Лавочник просит Хомо Дозяйку рассказать про дождь, и я вдруг понимаю — да вот же они, Олди! С очень близкой мне идеей — жизнь ценна сама по себе, малейшими своими проявлениями. И не бывает жизней неказистых — что продюсер, что повариха, что каратист — живут, как могут. А дождь — он для всех. И машина. И тефтели. И связанные с ними страх, боль, любовь и ненависть — все лучше той клетки, в которой заперты Лавочник, Околоточная, и, видимо, еще прилично народу. Лучше небытия.
А еще я подумала, что Лавочник — и авторы — лукавят, говоря что системы нет. Или задают зрителю/читателю задачку. Или мне просто очень хочется, чтобы она, система эта, была? Жизнь — костюм, и костюм, конечно много значит. Но далеко не все. Очень далеко не все. Задумавшись о справедливости в этом странном потустороннем мире, я подумала — а ведь странно было бы пересчитывать жизнь на деньги. Пусть даже на странные потусторонние деньги. Что значила бы та справедливость, которую так хотела Хомо Дозяйка? Хорошо прожила — получи миллион. Похуже — пару тысяч. Ну, совсем плохо — восемнадцать пятьдесят… А кто будет судить, что плохо, а что хорошо, и определять цену? Справедливое воздаяние подразумевает устоявшуюся систему ценностей и кого-то, кто будет тщательно рассматривать каждый поступок и оценивать его в рублях по прайсу. Странное было бы представление о боге. Бог-бухгалтер.
И я подумала — а может, оценивается соответствие костюму? Потенциал личности прожить ту жизнь, которую хочет? Вот, скажем, проживет Хомо Дозяйка свою жизнь в полном соответствии с костюмом, плывя по течению, не любя Льва Толстого и все такое — и будет опять восемнадцать пятьдесят. А сумей она из этого костюма сделать жизнь — яркую, индивидуальную, свою, ломая стереотипы и лекала — ведь личность-то в этой шкуре будет другая! — и вот, может быть, в следующий раз получит капиталец на другой костюм, может быть, уже и не б/у. Потому что право на интересную, яркую, насыщенную жизнь надо заработать — но не прошлой жизнью, не соответствием правилам, а своей собственной личностью, волей и желанием. Дорогому костюму надо соответствовать — не каждый сумеет. А кому-то старые джинсы просто удобнее.
Потому что в то, что браток вдруг заслужил своей жизнью костюм от Версаче, т.е. жизнь голливудского продюсера, Оскары, и все такое — я не верю. А в то, что человек сильный, не желающий плыть по течению, способен прожить такую жизнь — верю.
И это очень хорошо понимает Лавочник, благополучно пропивший в свое время шанс прожить хоть какую-то жизнь, и теперь отчаянно хватающийся за любые проявления этой самой жизни. Потому что бездействие — все равно что небытие. И он готов стать в пьесе — каратистом-»грушей», в спектакле — рэкетиром, и мне сначала показалось, что рэкетиром — это зря, не может же человек, так долго работавший в этой лавке, хотеть стать рэкетиром, а потом я поняла, что он наверняка чему-то научился за все это время и теперь сумеет перекроить одежду по своей мерке, и получается, что разницы вообще никакой.
В общем, тут еще будет о чем подумать.
Финал в спектакле изменили. Блин Поприколу совершенно однозначно остается в лавке. День, ночь — сутки прочь. Никаких вариантов. Это придает концовке легкий привкус отчаяния и безнадежности. С другой стороны, нам уже показали, что выход есть — надо просто подождать. Но момента с прозрением немного жалко.
Спектакль, на мой взгляд, получился. Очень минималистичный и камерный, он тем не менее вполне четко доносит идею ценности жизни, каждой ее минуты. Достаточно для того, чтобы бросить все и побежать жить — прямо сейчас, не дожидаясь никаких колоколов.
Ближайший спектакль состоится 12 марта в 19:00.
Билеты — http://teatrkompas.ru/afisha/b-u-260

Комментариев нет

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.