• ,

SorniNai о романе Г. Л. Олди "Сильные"

SorniNai о романе Г. Л. Олди «Сильные»
Умсур выразительно постучала согнутым пальцем по голове. В смысле, да расширится она!


После трёхкратного прочтения трилогии Олди «Чёрный баламут» творчество этих авторов я сильно полюбила. Считаю способность дуэта писателей смотреть новым, незашоренным взглядом на мифы разных народов мира потрясающей. Я склонна свои любимые книги читать, перечитывать, находить в них новые грани и опять перечитывать. Именно так я читала «Чёрного баламута» и хотела бы перечитать снова, потому что индийский эпос — это настолько огромная масса событий, людей, богов, полубогов, пространства, времени — всего. Но эпос индийского народа постоянно на слуху. О Раме, Кришне, Шиве, Вишну и многих других богах и героях слышал хотя бы что-то человек любой национальности. Но о якутском эпосе олонхо я услышала впервые. Хотя Якутия вроде бы ближе, чем Индия, хотя бы потому, что Якутия часть России, а Индия — другая страна.
Познакомившись с дилогией Олди «Сильные», я увидела, что якутский эпос кажется не менее проработанным и оригинальным, чем индийский. «Сильные» — это две книги «Пленник Железной горы» и «Чёрное сердце». Вторая книга не просто продолжает первую, но и задаёт новые вопросы. На некоторые из них ответов так и не дано, так что, надеюсь, Олди напишут и третью книгу.
На просторах Осьмикрайней, в пределах Трёхмирья кого только не сыскать. Это диковинные боотуры — сильные и огромные богатыри в состоянии расширения, но слабые разумом, годные лишь на драку. Их перекованные кони, способные летать сквозь миры, а кому из боотуров подобрать коня не удалось — летает на ездовом облаке. Чудовищные адьяраи из Нижнего Мира, покрытые шерстью, с когтями, чешуёй, с раздвоенными локтями, летающие кто на арангасе — живом ездовом помосте со щупальцами, кто на многоголовых змеях, кто ещё на каких-то чудовищах. Светлые айыы являются богами этого мира, они отвечают кто за соблюдение закона, кто за рождение детей, кто за другие явления. Там где-то летает Илбис Кыыса, Дева Войны, трёхгорбая ворона, пьющая кровь раненых. Там огненные реки, железные горы, там бездна Елю-Чёркёчёх, знаменитая кузня, где перековывают боотуров, адьяраев, их ездовых коней и прочих тварей, там ось миров и волшебная слизь Алып-Чарай. Удаганкам, шаманкам, способным превращаться кто в белого стерха, кто в чудовищную птицу экс-экю, открыто прошлое, настоящее и будущее, а ритм их бубнов поддерживает правильное течение времени.
Именно о времени, несмотря на якутский антураж, и ведётся речь в книге. Время горит в звёздах, а ещё в сердцах людей. Горит оно и в сердце одного мальчика по имени Нюргун, рождённого с расстройством аутического спектра и отданного своей семьей для проведения чудовищного эксперимента, связанного с теорией времени учёного Николая Козырева. Тут, похоже, что-то пошло не так. Как в «Обители зла» вирус вырвался на свободу, так и в книге — Нюргун, вместо того, чтобы лежать под капельницей в состоянии искусственного сна под присмотром учёных, был освобождён своим братом Юрюном, и время побежало стремительно, образуя в сердце мальчика чёрную дыру, за горизонтом событий которой маячит новый-старый мир. Якутский эпос превращается в научно-фантастический роман. Это вполне в духе Олди, а мне лишь прибавило интереса к книге.
Люди — учёные и их дети, застряли где-то в извивах времени. Иная реальность меняет их внешность и давит на разум. Ужасные адьяраи были когда-то людьми. Светлые айыы так не поменялись физически, но умственно многие из них почти забывают себя. Первая Женщина тётя Сабия, жена Первого Человека дяди Сарына рожает близнецов. Роды очень тяжёлые и по зову Сарына появляется Айысыт, богиня, способствующая благоприятным родам. Она каким-то магическим образом помогает Сабии, а потом Сарын упрекает её, что та настолько вошла в образ светлой Айысыт, могущественной в своей сфере богини, что уже не может и роды нормально принять. На что Айысыт отвечает, что она страдает во всех роженицах Трёхмирья. Видимо, была в ином мире медицинским работником. А я как подумаю, что люди нашего времени или даже из будущего могут попасть в условия, где роды — это жуткий процесс с непонятным исходом, мне становится нехорошо. Это вообще один из двух главных моих страхов в жизни. Я не понимаю, как в наше время можно добровольно пойти на такую жуткую пытку. У меня двое детей и я осознанно делала кесарево. Мне не понятно, почему в нашей стране нет возможности сделать кесарево по выбору без показаний. Ну как, за некоторую сумму конечно можно решить. Но официально же нет. Видимо, считают, что женщина априори должна страдать. Боль, разрывы, гинекологические заболевания, от которых лечатся годами, а самое ужасное — травмы детей, которые могут привести к инвалидности. Стоит посмотреть на деток, страдающих дцп, там каждый второй случай — родовая травма и ошибки при родовспоможении, что медики скрывают. Ни одно кесарево не дает столько случаев инвалидности, как естественные роды. Сейчас хоть женская смертность стала намного ниже, а в далёком прошлом роды были даже не лотереей с шансом 50 на 50, а русской рулеткой, где в оружейном барабане заряжено девять патронов из десяти. Неудивительно, что в мифологии любого народа есть такие богини, как якутская светлая Айысыт. Вернёмся же к нашей книге. Очень понравилось обилие незнакомой лексики, что несомненно создаёт нужную атмосферу. Все эти басах-тасах, кырык, кэр-буу и прочие буйа-буйа-буйакам. При чтении книги я перевода всех этих словечек с якутского не нашла, но к концу «Чёрного сердца» уже начинаешь понимать всё это интуитивно. Думаю, это какие-то якутские ругательства, может, древние, а может, и современные. Их обилие заставляет меня усомниться, что русская матерная, упс… обсценная лексика является самой разнообразной в мире.
Очень понравились женские герои. Обычно писатели мужчины, а иногда и женщины, создают своих героинь как приложение к героям-мужчинам. Но у Олди удаганки Умсур и Чамчай выше всяких похвал. Умсур отказывается от брака с божествами, чтобы не потерять себя как личность и остаётся одна. Такая сказочная дева, воплощённое тайное знание. Чамчай же угораздило влюбиться. Нижний мир изуродовал когда-то миловидную девушку. Понимая, что любимому отвратительна её внешность, Чамчай берёт кровь соперницы и пытается создать себе новое тело, но только разрушает старое и погибает. Конец вообще практически открытый. Так получилось, что причина со следствием вечно перепутаны, семья уже не хочет отдавать Нюргуна для проведения эксперимента, но похоже на то, что он всё равно состоится. Так в чьём же сердце будет гореть время, уж не в сердце же самого Юрюна Уолана, по прозвищу Белый Юноша? Боюсь, к тому всё идёт, и здесь вполне бы могла получиться трилогия.

Комментариев нет

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.