• 20.13

  • +8.19

Зима в лесу

В глуши слышней дыхание зимы:
То заструится снег с еловых веток,
То ствол промёрзший звонко щёлкнет где-то,
То прошуршат искристые холмы
 
И задымят под лёгким ветерком.
Рассыплет дробь по лесу шустрый дятел,
Тревога прозвучит в её раскате;
И ухнет вниз тяжёлый льдистый ком.
 
И, может быть, меж елей и берёз
Я женщину увижу в

Зимняя провинция

Зимняя провинция. Кроткие дома.
Старые балкончики. Тихие дороги.
По ограде тянется снежная тесьма,
Прикасаюсь варежкой – падают под ноги
 
С шорохом, чуть слышимым, лёгкие куски,
Нитью серебристою на свету играя;
Белыми медведями берега реки
Крепко спят… Безмолвию — ни конца ни края.
 
Только что-то близится, ширится,

Давай - о чём-нибудь другом...

Давай — о чём-нибудь другом:
О дней безликих веренице,
О раннем снеге и о том,
Что всю рябину съели птицы;
 
Что жизнь такой была всегда,
Что человека держат крепи,
Что обещают холода,
Что не читается Прилепин;
 
Что часто, память вороша,
Ты думаешь: «А если б снова…»
О том лишь, как болит душа,
Не говори,

Что-то горькое снилось...

Что-то горькое снилось: теряла,
Оставляла, прощалась навеки.
Под рукой уголок одеяла
Был в слезах о родном человеке.
 
Безысходная боль отходила;
Всё ровнее дышалось, всё легче;
И какая-то тайная сила,
Словно ангел, спешила навстречу;
 
Утешала, засевшее горе
Вытесняла из сердца – о милость!..
Я потом улыбнусь в

Про девочку и улыбку


За мглою зимней – снова мгла,      
И тайны нет за ней…
Я помню, девочка жила
С улыбкою моей.
 
Бывало, с книгою сидит,
А взгляд стремится вдаль;
И отчего-то жизнь томит,
И всех на свете жаль.
 
Как будто что-то

По прошлому


На цыпочках по прошлому иду.
Я знаю, что сюда заходишь ты,
Берёшь в ладонь горячую звезду,
Упавшую в июньские цветы.
 
И долго, преклонённый, что-то ей
Ты шепчешь покаянно-горячо.
А мне  свернуть нельзя с тропы моей,
Ни подойти, ни тронуть за плечо.
 
Как

Золотистый шар


Глубокой  ночью поднимусь с постели:
Дом тишиной и сумраком объят.
Блестящие шары на ветке ели,
Соприкоснувшись, тихо зазвенят.
 
О волшебство поры предновогодней
И таинство обыденных вещей!
Кивну луне: «Так это ты сегодня
Виновница бессонницы моей?»</span

Часы


Зимний день улетает лебедем,
Ночь крадётся к окну чернавкою.
Что я слышу в вечернем лепете
Круглолицых часов с подставкою?
 
Всё как будто на что-то сетуют
И меня вразумить пытаются.
В небесах золотой монетою
В ярких звёздах луна катается.
 
Хорошо быть,

И будет вечер...


И будет вечер, неотступный, властный, нежный;
Шагну к нему, смиренна и тиха.
Меня, лишённую улыбки безмятежной,
Он спрячет в драгоценные меха.
 
А дальше – сани, колокольчик, зов дороги,
Луна – всё по обычаю веков.
Поверю: там, где белоснежные чертоги,
Душа