• ,

lapickas о романе Г. Л. Олди «Блудный сын, или Ойкумена: двадцать лет спустя»

lapickas о романе Г. Л. Олди «Блудный сын, или Ойкумена: двадцать лет спустя»:

Сначала я ждала, пока выйдет вся трилогия. Потом трилогия ждала, когда я до нее дойду. И вот мы встретились.
Олди не подвели.Ойкумена у них получилась с самого начала — загляденье, и авторам есть, где развернуться. А здесь еще и ностальгическая нотка — привет
  • ,

lapickas о романе Г. Л. Олди «Блудный сын, или Ойкумена: двадцать лет спустя»

lapickas о романе Г. Л. Олди «Блудный сын, или Ойкумена: двадцать лет спустя»:

Сначала я ждала, пока выйдет вся трилогия. Потом трилогия ждала, когда я до нее дойду. И вот мы встретились.
Олди не подвели.Ойкумена у них получилась с самого начала — загляденье, и авторам есть, где развернуться. А здесь еще и ностальгическая нотка — привет
  • ,

lapickas о романе Г. Л. Олди «Блудный сын, или Ойкумена: двадцать лет спустя»

lapickas о романе Г. Л. Олди «Блудный сын, или Ойкумена: двадцать лет спустя»:

Сначала я ждала, пока выйдет вся трилогия. Потом трилогия ждала, когда я до нее дойду. И вот мы встретились.
Олди не подвели.Ойкумена у них получилась с самого начала — загляденье, и авторам есть, где развернуться. А здесь еще и ностальгическая нотка — привет
  • ,

Анастасия Галатенко: Генри Лайон Олди, «Блудный сын, или Ойкумена: 20 лет спустя»

Анастасия Галатенко: Генри Лайон Олди, «Блудный сын, или Ойкумена: 20 лет спустя»

Очередное возвращение в мир Ойкумены. Уже как домой туда приходишь, все знакомые.
«Блудный сын» получился какой-то подытоживающий, что ли. Наверное из-за того, что перед нами снова появляются старые знакомцы: Лючано Борготта, Марк Кай Тумидус,
  • ,

Анастасия Галатенко: Генри Лайон Олди, «Блудный сын, или Ойкумена: 20 лет спустя»

Анастасия Галатенко: Генри Лайон Олди, «Блудный сын, или Ойкумена: 20 лет спустя»

Очередное возвращение в мир Ойкумены. Уже как домой туда приходишь, все знакомые.
«Блудный сын» получился какой-то подытоживающий, что ли. Наверное из-за того, что перед нами снова появляются старые знакомцы: Лючано Борготта, Марк Кай Тумидус,
  • ,

Анастасия Галатенко: Генри Лайон Олди, «Блудный сын, или Ойкумена: 20 лет спустя»

Анастасия Галатенко: Генри Лайон Олди, «Блудный сын, или Ойкумена: 20 лет спустя»

Очередное возвращение в мир Ойкумены. Уже как домой туда приходишь, все знакомые.
«Блудный сын» получился какой-то подытоживающий, что ли. Наверное из-за того, что перед нами снова появляются старые знакомцы: Лючано Борготта, Марк Кай Тумидус,
  • ,

Евгений Бочкин о книге Г. Л. Олди «Сын Ветра»

Евгений Бочкин о книге Г. Л. Олди «Сын Ветра»:

ЧИТАТЬ!
Я не читал. Три месяца книга лежала, а я боялся её читать. Знал, что там про смерть. А про смерть не хотелось. Это личное. А потом прочитал. И не ошибся: про смерть. Это не спойлер. У Олди почти всё про смерть. Потому что пишут про жизнь, а чем она заканчивается? Правильно! И
  • ,

Евгений Бочкин о книге Г. Л. Олди «Сын Ветра»

Евгений Бочкин о книге Г. Л. Олди «Сын Ветра»:

ЧИТАТЬ!
Я не читал. Три месяца книга лежала, а я боялся её читать. Знал, что там про смерть. А про смерть не хотелось. Это личное. А потом прочитал. И не ошибся: про смерть. Это не спойлер. У Олди почти всё про смерть. Потому что пишут про жизнь, а чем она заканчивается? Правильно! И
  • ,

Евгений Бочкин о книге Г. Л. Олди «Сын Ветра»

Евгений Бочкин о книге Г. Л. Олди «Сын Ветра»:

ЧИТАТЬ!
Я не читал. Три месяца книга лежала, а я боялся её читать. Знал, что там про смерть. А про смерть не хотелось. Это личное. А потом прочитал. И не ошибся: про смерть. Это не спойлер. У Олди почти всё про смерть. Потому что пишут про жизнь, а чем она заканчивается? Правильно! И