• ,

Стивен Холл: «Дневники голодной акулы»

Стивен Холл: «Дневники голодной акулы»

Как нынче модно говорить? «Разрыв шаблона и взрыв мозга»? Да, именно так! Пожалуй, эта книга Стивена Холла стала для меня главным открытием года, потеснив и книги Джеральда Брома, и Алексея Сальникова, и даже Джеффа Вандермеера. И не важно, что написана она более десяти лет назад. Нет,
  • ,

Стивен Холл: «Дневники голодной акулы»

Стивен Холл: «Дневники голодной акулы»

Как нынче модно говорить? «Разрыв шаблона и взрыв мозга»? Да, именно так! Пожалуй, эта книга Стивена Холла стала для меня главным открытием года, потеснив и книги Джеральда Брома, и Алексея Сальникова, и даже Джеффа Вандермеера. И не важно, что написана она более десяти лет назад. Нет,
  • ,

Стивен Холл: «Дневники голодной акулы»

Стивен Холл: «Дневники голодной акулы»

Как нынче модно говорить? «Разрыв шаблона и взрыв мозга»? Да, именно так! Пожалуй, эта книга Стивена Холла стала для меня главным открытием года, потеснив и книги Джеральда Брома, и Алексея Сальникова, и даже Джеффа Вандермеера. И не важно, что написана она более десяти лет назад. Нет,
  • ,

Стивен Холл: «Дневники голодной акулы»

Стивен Холл: «Дневники голодной акулы»

Как нынче модно говорить? «Разрыв шаблона и взрыв мозга»? Да, именно так! Пожалуй, эта книга Стивена Холла стала для меня главным открытием года, потеснив и книги Джеральда Брома, и Алексея Сальникова, и даже Джеффа Вандермеера. И не важно, что написана она более десяти лет назад. Нет,
  • ,

Посвящение

Она письмо мне написала,
И в нём немного было слов:
Из Блока несколько стихов..
Ну что ж, и этого немало.

И я ответил бы стихами,
И спел бы песню о любви.
Любви, которая, как клятва
Меж закадычными друзьями,
Сердца скрепляет на крови.

Я всё такой же, объяснимый;
Немного странный и ранимый
От слов твоих, порой до слёз,
Всё жду, когда же образ милый,
Прекрасный и

ЭРОТИЧНОЕ

Я помню, ты была в любимом, темно-синем,
Так ускользающе струящемся с плеча,
И я мечтал, что мы с тобой ладони сдвинем,
И ты противилась, тихонько хохоча.
 
И я мечтал, чтоб ты о скромности забыла,
И легкий стыд растаял в нежности моей.
И по груди, и по спине ты проводила
Рукою, жадной до восторженных затей.
 
И я мечтал, чтоб

На крыльях любви

В невесомой повозке, скользя
Мимо рая и ада,
Мимо Марсова поля, друзья,
Мимо Летнего сада,
Где украшена статью стезя,
Где дубов колоннада,

В невесомой повозке мечты
Мимо света и тени,
Мимо зимне-гранитной тщеты
В откровенье сирени
Я лечу за тобою, где ты,
Чтобы встать на колени

Как научиться мне любить…

Как научиться мне любить, увидеть солнца точный путь?
И эгоизм искоренить, и в этом силы почерпнуть.
Любовь не ищет своего, не ищет зла и долготерпит...
Оковы смерти скинем, ведь с нею всё мы стерпим!
Прощать, заботиться, смириться и научиться не превозноситься,
Тогда мы этим золотым дождём быть может сможем — одухотвориться!</span
  • ,

ЭТО ЛЕТО СВОИМ УВЯДАНИЕМ

Это лето своим увяданием,
Мне напомнило – осень пришла;
Возмутившись неясным желанием,
В моём сердце любовь ожила.

День за днём меня, сука, морочила,
Осыпался листвой календарь;
Ворожила да беды пророчила,
Желтоглазая рыжая тварь.

Оголёнными ветвями путала,
Возбуждала своей наготой;
Пеленою тумана окутала,
Погружая в дурман с головой.

Околдованный чарами