• ,

Г. Л. Олди, "Сильные" -- говорит читатель

Для скромных писателей всегда праздник, когда читатель проходит за плоскость собственно истории и забирается глубже, в область подтекста, аллюзий, замыслов. Там читатель – король, и его ассоциации интересны не менее, чем сама книга. Вот, скажем, читатель Лаларту на форуме РусФ пишет:
— И ещё одна интересная параллель, которая, кажется, не
  • ,

Г. Л. Олди, "Сильные" -- говорит читатель

Для скромных писателей всегда праздник, когда читатель проходит за плоскость собственно истории и забирается глубже, в область подтекста, аллюзий, замыслов. Там читатель – король, и его ассоциации интересны не менее, чем сама книга. Вот, скажем, читатель Лаларту на форуме РусФ пишет:
— И ещё одна интересная параллель, которая, кажется, не
  • ,

Г. Л. Олди, "Сильные" -- говорит читатель

Для скромных писателей всегда праздник, когда читатель проходит за плоскость собственно истории и забирается глубже, в область подтекста, аллюзий, замыслов. Там читатель – король, и его ассоциации интересны не менее, чем сама книга. Вот, скажем, читатель Лаларту на форуме РусФ пишет:
— И ещё одна интересная параллель, которая, кажется, не
  • ,

Чарльз Дарвин и Шекспир

Говорит Чарльз Дарвин:
«До тридцатилетнего возраста или даже позднее мне доставляла большое удовольствие всякого рода поэзия… Я находил большое наслаждение в живописи и еще больше — в музыке. Но вот уже много лет, как я не могу заставить себя прочитать ни одной стихотворной строки; недавно я пробовал читать Шекспира, но он показался мне
  • ,

Alexey Grigorjev: Есть зло в сетературе

Пишет читатель:
Alexey Grigorjev:
Есть зло в сетературе. Я про электронные библиотеки, куда есть возможность добавлять что угодно. Напишу вот я книгу, не вычитаю ее, сюжет будет так себе, язык хромоногий, но у меня будет возможность ее туда добавить. И любой читатель будет иметь возможность туда, в мою книгу, вляпаться. Ну, напишет он потом гневный
  • ,

Говорит читатель: "Побег на рывок" Г. Л. Олди

Говорит читатель:
— Для приключенческого сюжета подобный романтический антураж хорошо подходит, если произведение рассчитано на детскую аудиторию. Такую книгу могут читать даже девочки, ведь главный герой — обаятельный, красивый и верный шпаге персонаж. Однако Дмитрий Громов и Олег Ладыженский создавали трилогию «Побег на
  • ,

Говорит читатель: "Побег на рывок" Г. Л. Олди

Говорит читатель:
— Для приключенческого сюжета подобный романтический антураж хорошо подходит, если произведение рассчитано на детскую аудиторию. Такую книгу могут читать даже девочки, ведь главный герой — обаятельный, красивый и верный шпаге персонаж. Однако Дмитрий Громов и Олег Ладыженский создавали трилогию «Побег на рывок»
  • ,

Говорит читатель (прочел «Ойкумену» Г. Л. Олди)



Говорит читатель (прочел «Ойкумену»):
— Сначала две, сильно задевшие меня фразы. Близко к тексту.
1.«Если изменения приходят сверху, низы не меняются. Они подчиняются».
Увы, горькая правда. Наше поколение не взяло штурмом Бастилии. Нас привели к ней строем, и приказали разрушить. Прикажут — построим обратно…
2.
  • ,

Говорит читатель (прочел «Ойкумену» Г. Л. Олди)



Говорит читатель (прочел «Ойкумену»):
— Сначала две, сильно задевшие меня фразы. Близко к тексту.
1.«Если изменения приходят сверху, низы не меняются. Они подчиняются».
Увы, горькая правда. Наше поколение не взяло штурмом Бастилии. Нас привели к ней строем, и приказали разрушить. Прикажут — построим обратно…
2.