• ,

Анастасия Галатенко: Генри Лайон Олди, «Блудный сын, или Ойкумена: 20 лет спустя»

Анастасия Галатенко: Генри Лайон Олди, «Блудный сын, или Ойкумена: 20 лет спустя»

Очередное возвращение в мир Ойкумены. Уже как домой туда приходишь, все знакомые.
«Блудный сын» получился какой-то подытоживающий, что ли. Наверное из-за того, что перед нами снова появляются старые знакомцы: Лючано Борготта, Марк Кай Тумидус,
  • ,

Анастасия Галатенко: Генри Лайон Олди, «Блудный сын, или Ойкумена: 20 лет спустя»

Анастасия Галатенко: Генри Лайон Олди, «Блудный сын, или Ойкумена: 20 лет спустя»

Очередное возвращение в мир Ойкумены. Уже как домой туда приходишь, все знакомые.
«Блудный сын» получился какой-то подытоживающий, что ли. Наверное из-за того, что перед нами снова появляются старые знакомцы: Лючано Борготта, Марк Кай Тумидус,
  • ,

Евгений Бочкин о книге Г. Л. Олди «Сын Ветра»

Евгений Бочкин о книге Г. Л. Олди «Сын Ветра»:

ЧИТАТЬ!
Я не читал. Три месяца книга лежала, а я боялся её читать. Знал, что там про смерть. А про смерть не хотелось. Это личное. А потом прочитал. И не ошибся: про смерть. Это не спойлер. У Олди почти всё про смерть. Потому что пишут про жизнь, а чем она заканчивается? Правильно! И
  • ,

Евгений Бочкин о книге Г. Л. Олди «Сын Ветра»

Евгений Бочкин о книге Г. Л. Олди «Сын Ветра»:

ЧИТАТЬ!
Я не читал. Три месяца книга лежала, а я боялся её читать. Знал, что там про смерть. А про смерть не хотелось. Это личное. А потом прочитал. И не ошибся: про смерть. Это не спойлер. У Олди почти всё про смерть. Потому что пишут про жизнь, а чем она заканчивается? Правильно! И
  • ,

Евгений Бочкин о книге Г. Л. Олди «Сын Ветра»

Евгений Бочкин о книге Г. Л. Олди «Сын Ветра»:

ЧИТАТЬ!
Я не читал. Три месяца книга лежала, а я боялся её читать. Знал, что там про смерть. А про смерть не хотелось. Это личное. А потом прочитал. И не ошибся: про смерть. Это не спойлер. У Олди почти всё про смерть. Потому что пишут про жизнь, а чем она заканчивается? Правильно! И
  • ,

Денис Елистратов о романе Г. Л. Олди «Блудный сын»

Денис Елистратов о романе Г. Л. Олди «Блудный сын»:

A-natha (санскр. беспризорник, оставшийся без защиты) — начали издалека. Далее беглец/отщепенец, шире — Блудный сын. Ветхо и заветно. По сюжету как водится взрослеем вместе с героями. Местами неиллюзорно, узко, как в зеркале видим себя, местами, в самой что ни на есть широкой рамке
  • ,

Денис Елистратов о романе Г. Л. Олди «Блудный сын»

Денис Елистратов о романе Г. Л. Олди «Блудный сын»:

A-natha (санскр. беспризорник, оставшийся без защиты) — начали издалека. Далее беглец/отщепенец, шире — Блудный сын. Ветхо и заветно. По сюжету как водится взрослеем вместе с героями. Местами неиллюзорно, узко, как в зеркале видим себя, местами, в самой что ни на есть широкой рамке
  • ,

Денис Елистратов о романе Г. Л. Олди «Блудный сын»

Денис Елистратов о романе Г. Л. Олди «Блудный сын»:

A-natha (санскр. беспризорник, оставшийся без защиты) — начали издалека. Далее беглец/отщепенец, шире — Блудный сын. Ветхо и заветно. По сюжету как водится взрослеем вместе с героями. Местами неиллюзорно, узко, как в зеркале видим себя, местами, в самой что ни на есть широкой рамке
  • ,

laren_door о книге Г. Л. Олди "Бык из машины"

laren_door о книге Г. Л. Олди «Бык из машины»:

«Бык из машины» — книга непрерывного спойлера! Встречая каждого нового героя, хочется предварительно свериться с Википедией, но приходится сдерживаться из боязни заспойлерить себе весь сюжет. Нет, это не Ахейский цикл. Ну, немножко. Нет, это не «Нам здесь жить». Ну, чуть-чуть. Идея с греческими