• ,

Читатель Black Mog о "Сильных" Г. Л. Олди

Читатель Black Mog о «Сильных» Г. Л. Олди:

Генри Лайон ОЛДИ, «Пленник Железной Горы» — каждая книга Олдей… особенная, что ли. Они все чем-то похожи (авторы-то одни), и все отличаются. Эта книга, основанная на якутском эпосе, рассказывает нам про боотуров — богоподобных созданий, живущих среди людей, и
  • ,

Читатель Black Mog о "Сильных" Г. Л. Олди

Читатель Black Mog о «Сильных» Г. Л. Олди:

Генри Лайон ОЛДИ, «Пленник Железной Горы» — каждая книга Олдей… особенная, что ли. Они все чем-то похожи (авторы-то одни), и все отличаются. Эта книга, основанная на якутском эпосе, рассказывает нам про боотуров — богоподобных созданий, живущих среди людей, и пытающихся жить как люди, но с каждым
  • ,

Г. Л. Олди, "Сильные" -- говорит читатель

Для скромных писателей всегда праздник, когда читатель проходит за плоскость собственно истории и забирается глубже, в область подтекста, аллюзий, замыслов. Там читатель – король, и его ассоциации интересны не менее, чем сама книга. Вот, скажем, читатель Лаларту на форуме РусФ пишет:
— И ещё одна интересная параллель, которая, кажется, не
  • ,

Г. Л. Олди, "Сильные" -- говорит читатель

Для скромных писателей всегда праздник, когда читатель проходит за плоскость собственно истории и забирается глубже, в область подтекста, аллюзий, замыслов. Там читатель – король, и его ассоциации интересны не менее, чем сама книга. Вот, скажем, читатель Лаларту на форуме РусФ пишет:
— И ещё одна интересная параллель, которая, кажется, не
  • ,

Г. Л. Олди, "Сильные" -- говорит читатель

Для скромных писателей всегда праздник, когда читатель проходит за плоскость собственно истории и забирается глубже, в область подтекста, аллюзий, замыслов. Там читатель – король, и его ассоциации интересны не менее, чем сама книга. Вот, скажем, читатель Лаларту на форуме РусФ пишет:
— И ещё одна интересная параллель, которая, кажется, не
  • ,

Из рецензии на роман "Сильные" Г. Л. Олди

Из рецензии к «Черному сердцу» (2-я книга романа «Сильные») (автор glupec):
«Два мира, перерастающие один в другой. Седая якутская древность, сквозь которую, как тело из ровдужной рубахи, нет-нет да и проглянет современность. Наша Земля = кривой, искаженный образ якутского Трёхмирья, но и оно в какой-то мере = кривой
  • ,

Из рецензии на роман "Сильные" Г. Л. Олди

Из рецензии к «Черному сердцу» (2-я книга романа «Сильные») (автор glupec):
«Два мира, перерастающие один в другой. Седая якутская древность, сквозь которую, как тело из ровдужной рубахи, нет-нет да и проглянет современность. Наша Земля = кривой, искаженный образ якутского Трёхмирья, но и оно в какой-то мере = кривой
  • ,

Из рецензии на роман "Сильные" Г. Л. Олди

Из рецензии к «Черному сердцу» (2-я книга романа «Сильные») (автор glupec):
«Два мира, перерастающие один в другой. Седая якутская древность, сквозь которую, как тело из ровдужной рубахи, нет-нет да и проглянет современность. Наша Земля = кривой, искаженный образ якутского Трёхмирья, но и оно в какой-то мере = кривой
  • ,

Из рецензии на роман "Сильные" Г. Л. Олди

Из рецензии к «Черному сердцу» (2-я книга романа «Сильные») (автор glupec):
«Два мира, перерастающие один в другой. Седая якутская древность, сквозь которую, как тело из ровдужной рубахи, нет-нет да и проглянет современность. Наша Земля = кривой, искаженный образ якутского Трёхмирья, но и оно в какой-то мере = кривой