• ,

Нил Гейман, «Океан в конце дороги»

Нил Гейман, «Океан в конце дороги»

Герой возвращается в родной город, где ему в раннем детстве пришлось столкнуться с добром, злом, ужасом, самопожертвованием и многим другим, о чем мы забываем, когда становимся взрослыми.
Как-то пропустил я эту книгу. Вот, наверстал с огромным удовольствием. Чем-то напомнило «Коралину»,
  • ,

Нил Гейман, «Океан в конце дороги»

Нил Гейман, «Океан в конце дороги»

Герой возвращается в родной город, где ему в раннем детстве пришлось столкнуться с добром, злом, ужасом, самопожертвованием и многим другим, о чем мы забываем, когда становимся взрослыми.
Как-то пропустил я эту книгу. Вот, наверстал с огромным удовольствием. Чем-то напомнило «Коралину»,
  • ,

Нил Гейман, «Океан в конце дороги»

Нил Гейман, «Океан в конце дороги»

Герой возвращается в родной город, где ему в раннем детстве пришлось столкнуться с добром, злом, ужасом, самопожертвованием и многим другим, о чем мы забываем, когда становимся взрослыми.
Как-то пропустил я эту книгу. Вот, наверстал с огромным удовольствием. Чем-то напомнило «Коралину»,
  • ,

Лоуренс Норфолк: «В обличье вепря»

Лоуренс Норфолк: «В обличье вепря»

Это одна из самых сильных книг современной прозы, какие нам довелось прочесть за последние несколько лет. Действие начинается со знаменитой Калидонской охоты, но вскоре оказывается, что охота идёт не совсем так, как в греческих мифах. Или даже совсем не так.
Затем повествование разветвляется на три
  • ,

Лоуренс Норфолк: "В обличье вепря"

Лоуренс Норфолк: «В обличье вепря»

Это одна из самых сильных книг современной прозы, какие нам довелось прочесть за последние несколько лет. Действие начинается со знаменитой Калидонской охоты, но вскоре оказывается, что охота идёт не совсем так, как в греческих мифах. Или даже совсем не так.
Затем повествование разветвляется на три
  • ,

Лоуренс Норфолк: «В обличье вепря»

Лоуренс Норфолк: «В обличье вепря»

Это одна из самых сильных книг современной прозы, какие нам довелось прочесть за последние несколько лет. Действие начинается со знаменитой Калидонской охоты, но вскоре оказывается, что охота идёт не совсем так, как в греческих мифах. Или даже совсем не так.
Затем повествование разветвляется на три
  • ,

Кадзуо Исигуро, «Погребенный великан»

Кадзуо Исигуро, «Погребенный великан»

Англия пост-Артуровского периода. Еще жив последний рыцарь Круглого стола, еще дышит последний дракон, а двое пожилых супругов отправляются в последнее путешествие.
Действие разворачивается неторопливо, стилистика вызывает в памяти достославного Мэлори и классиков английской литературы ХХ века.
  • ,

Кадзуо Исигуро, «Погребенный великан»

Кадзуо Исигуро, «Погребенный великан»

Англия пост-Артуровского периода. Еще жив последний рыцарь Круглого стола, еще дышит последний дракон, а двое пожилых супругов отправляются в последнее путешествие.
Действие разворачивается неторопливо, стилистика вызывает в памяти достославного Мэлори и классиков английской литературы ХХ века. Будут
  • ,

Кадзуо Исигуро, «Погребенный великан»

Кадзуо Исигуро, «Погребенный великан»

Англия пост-Артуровского периода. Еще жив последний рыцарь Круглого стола, еще дышит последний дракон, а двое пожилых супругов отправляются в последнее путешествие.
Действие разворачивается неторопливо, стилистика вызывает в памяти достославного Мэлори и классиков английской литературы ХХ века. Будут