• ,

Алексей Сальников: "Опосредованно"

Алексей Сальников: «Опосредованно».

Любим мы прозу Алексея Сальникова. Любим ее разговорный ритм, все эти сложносочиненные и сложноподчиненные, легкую иронию, бытовую интонацию. Поэтичность любим, которой в этом романе больше, чем в предыдущих, и даже понятно, почему. Сердцу, знаете ли, не прикажешь! Вот и роман «Опосредованно» пришелся
  • ,

Алексей Сальников: "Опосредованно"

Алексей Сальников: «Опосредованно».

Любим мы прозу Алексея Сальникова. Любим ее разговорный ритм, все эти сложносочиненные и сложноподчиненные, легкую иронию, бытовую интонацию. Поэтичность любим, которой в этом романе больше, чем в предыдущих, и даже понятно, почему. Сердцу, знаете ли, не прикажешь! Вот и роман «Опосредованно» пришелся
  • ,

Алексей Сальников: "Опосредованно"

Алексей Сальников: «Опосредованно».

Любим мы прозу Алексея Сальникова. Любим ее разговорный ритм, все эти сложносочиненные и сложноподчиненные, легкую иронию, бытовую интонацию. Поэтичность любим, которой в этом романе больше, чем в предыдущих, и даже понятно, почему. Сердцу, знаете ли, не прикажешь! Вот и роман «Опосредованно» пришелся
  • ,

Алексей Сальников: "Опосредованно"

Алексей Сальников: «Опосредованно».

Любим мы прозу Алексея Сальникова. Любим ее разговорный ритм, все эти сложносочиненные и сложноподчиненные, легкую иронию, бытовую интонацию. Поэтичность любим, которой в этом романе больше, чем в предыдущих, и даже понятно, почему. Сердцу, знаете ли, не прикажешь! Вот и роман «Опосредованно» пришелся
  • ,

Dmitry Kovalenko о романе Г. Л. Олди «Я возьму сам»

Dmitry Kovalenko о романе Г. Л. Олди «Я возьму сам»:

Мятежный поэт Абу-т-Тайиб аль-Мутанабби готовится погибнуть в объятиях самума, но вдруг оказывается в раю (или не в раю?), где служители культа Огня Небесного (проклятые еретики — точно не рай!) предлагают ему стать шахом славного Кабира. Дорожка сама ложится под ноги, спины
  • ,

Dmitry Kovalenko о романе Г. Л. Олди «Я возьму сам»

Dmitry Kovalenko о романе Г. Л. Олди «Я возьму сам»:

Мятежный поэт Абу-т-Тайиб аль-Мутанабби готовится погибнуть в объятиях самума, но вдруг оказывается в раю (или не в раю?), где служители культа Огня Небесного (проклятые еретики — точно не рай!) предлагают ему стать шахом славного Кабира. Дорожка сама ложится под ноги, спины
  • ,

Dmitry Kovalenko о романе Г. Л. Олди «Я возьму сам»

Dmitry Kovalenko о романе Г. Л. Олди «Я возьму сам»:

Мятежный поэт Абу-т-Тайиб аль-Мутанабби готовится погибнуть в объятиях самума, но вдруг оказывается в раю (или не в раю?), где служители культа Огня Небесного (проклятые еретики — точно не рай!) предлагают ему стать шахом славного Кабира. Дорожка сама ложится под ноги, спины
  • ,

kovalenko910 о книге Г. Л. Олди «Я возьму сам»

kovalenko910 о книге Г. Л. Олди «Я возьму сам»:

Мятежный поэт Абу-т-Тайиб аль-Мутанабби готовится погибнуть в объятиях самума, но вдруг оказывается в раю (или не в раю?), где служители культа Огня Небесного (проклятые еретики — точно не рай!) предлагают ему стать шахом славного Кабира. Дорожка сама ложится под ноги, спины гнутся,
  • ,

kovalenko910 о книге Г. Л. Олди «Я возьму сам»

kovalenko910 о книге Г. Л. Олди «Я возьму сам»:

Мятежный поэт Абу-т-Тайиб аль-Мутанабби готовится погибнуть в объятиях самума, но вдруг оказывается в раю (или не в раю?), где служители культа Огня Небесного (проклятые еретики — точно не рай!) предлагают ему стать шахом славного Кабира. Дорожка сама ложится под ноги, спины гнутся,