• ,

Кристофер Мур: «Подержанные души»

Кристофер Мур: «Подержанные души»

Фарс – сложнейший жанр, даже сложней трагикомедии. Он сочетает крайности-антагонисты: религию и площадной юмор, эстетство и грубую брань. Кто сейчас «умеет в фарс»? Пожалуй, что никто, кроме Кристофера Мура. Вот ведь бравый фарсер! Возьмись он пересказывать телефонный справочник, и то
  • ,

Кристофер Мур: «Подержанные души»

Кристофер Мур: «Подержанные души»

Фарс – сложнейший жанр, даже сложней трагикомедии. Он сочетает крайности-антагонисты: религию и площадной юмор, эстетство и грубую брань. Кто сейчас «умеет в фарс»? Пожалуй, что никто, кроме Кристофера Мура. Вот ведь бравый фарсер! Возьмись он пересказывать телефонный справочник, и то
  • ,

Кристофер Мур: «Подержанные души»

Кристофер Мур: «Подержанные души»

Фарс – сложнейший жанр, даже сложней трагикомедии. Он сочетает крайности-антагонисты: религию и площадной юмор, эстетство и грубую брань. Кто сейчас «умеет в фарс»? Пожалуй, что никто, кроме Кристофера Мура. Вот ведь бравый фарсер! Возьмись он пересказывать телефонный справочник, и то
  • ,

Кристофер Мур: «Подержанные души»

Кристофер Мур: «Подержанные души»

Фарс – сложнейший жанр, даже сложней трагикомедии. Он сочетает крайности-антагонисты: религию и площадной юмор, эстетство и грубую брань. Кто сейчас «умеет в фарс»? Пожалуй, что никто, кроме Кристофера Мура. Вот ведь бравый фарсер! Возьмись он пересказывать телефонный справочник, и то
  • ,

Роберт Гэлбрейт: «Дурная кровь»

Роберт Гэлбрейт: «Дурная кровь»

Это пятый роман из цикла о частном детективе Корморане Страйке и его помощнице и партнере Робин Эллакотт. На сей раз Страйка нанимают расследовать дело сорокалетней давности – об исчезновении в Лондоне молодой женщины-врача, которую в итоге так и не нашли, ни живой, ни мертвой. По причине давности
  • ,

Роберт Гэлбрейт: «Дурная кровь»

Роберт Гэлбрейт: «Дурная кровь»

Это пятый роман из цикла о частном детективе Корморане Страйке и его помощнице и партнере Робин Эллакотт. На сей раз Страйка нанимают расследовать дело сорокалетней давности – об исчезновении в Лондоне молодой женщины-врача, которую в итоге так и не нашли, ни живой, ни мертвой. По причине давности
  • ,

Жизнь как литература и литература как жизнь. Дина Рубина: «Одинокий пишущий человек»

Дина Рубина: «Одинокий пишущий человек»

Жизнь как литература и литература как жизнь
Книга о том, как пишутся книги? Лоскутная автобиография с отступлениями и размышлениями? Пьянящий коктейль из художественной прозы, замаскированной под инструкцию по инсталляции литературы в жизнь (или жизни в литературу?), мемуаров, снов,
  • ,

Жизнь как литература и литература как жизнь. Дина Рубина: «Одинокий пишущий человек»

Дина Рубина: «Одинокий пишущий человек»

Жизнь как литература и литература как жизнь
Книга о том, как пишутся книги? Лоскутная автобиография с отступлениями и размышлениями? Пьянящий коктейль из художественной прозы, замаскированной под инструкцию по инсталляции литературы в жизнь (или жизни в литературу?), мемуаров, снов,
  • ,

Стивен Кинг: «Будет кровь» (авторский сборник из четырех повестей), 2020

Стивен Кинг: «Будет кровь» (авторский сборник из четырех повестей), 2020

Признаюсь: мне нравятся почти все последние книги Стивена Кинга, и его новый авторский сборник «Будет кровь» – не исключение. Хотя все повести написаны в хорошо знакомой Кинговской манере, все они весьма разные. При этом Кинг использует целый ряд