• ,

Михаил Гиголашвили, «Тайный год»

Михаил Гиголашвили, «Тайный год». Оставив трон, царь Иван затворяется в Александровской слободе – и живет там вместе со слугами, дьяками, воспоминаниями, тревогами и кошмарами. Пожалуй, «Тайный год» — один из сильнейших романов, какие я читал в ближайшие десять лет. Повесть о бесконечно несчастном психопате, в чьей
  • ,

Михаил Гиголашвили, «Тайный год»

Михаил Гиголашвили, «Тайный год». Оставив трон, царь Иван затворяется в Александровской слободе – и живет там вместе со слугами, дьяками, воспоминаниями, тревогами и кошмарами. Пожалуй, «Тайный год» — один из сильнейших романов, какие я читал в ближайшие десять лет. Повесть о бесконечно несчастном психопате, в чьей
  • ,

Чайна Мьевиль: "Город и город"

Чайна Мьевиль: «Город и город» (China Mieville: «The City & the City»)

Чайна Мьевиль не устает поражать неординарными мыслями, совершенно непредсказуемым полетом фантазии и резкой сменой литературных направлений. На сей раз перед нами фантасмагорический сплав «городской фэнтези», мистики,
  • ,

Чайна Мьевиль: "Город и город"

Чайна Мьевиль: «Город и город» (China Mieville: «The City & the City»)

Чайна Мьевиль не устает поражать неординарными мыслями, совершенно непредсказуемым полетом фантазии и резкой сменой литературных направлений. На сей раз перед нами фантасмагорический сплав «городской фэнтези», мистики,
  • ,

Чайна Мьевиль: "Город и город"

Чайна Мьевиль: «Город и город» (China Mieville: «The City & the City»)

Чайна Мьевиль не устает поражать неординарными мыслями, совершенно непредсказуемым полетом фантазии и резкой сменой литературных направлений. На сей раз перед нами фантасмагорический сплав «городской фэнтези», мистики,
  • ,

Чайна Мьевиль: "Город и город"

Чайна Мьевиль: «Город и город» (China Mieville: «The City & the City»)

Чайна Мьевиль не устает поражать неординарными мыслями, совершенно непредсказуемым полетом фантазии и резкой сменой литературных направлений. На сей раз перед нами фантасмагорический сплав «городской фэнтези», мистики, социально-психологической фантастики и нуарного
  • ,

Алексей Сальников: "Петровы в гриппе и вокруг него"

Алексей Сальников: «Петровы в гриппе и вокруг него»

Это ж надо было ухитриться самим текстом, стилем, языком, манерой подачи создать настолько достоверное ощущение гриппа и гриппозного бреда, что в какой-то момент я всерьёз начал опасаться заболеть, пропитавшись гриппозной аурой в процессе чтения! Писателей, которые умеют подобное
  • ,

Алексей Сальников: "Петровы в гриппе и вокруг него"

Алексей Сальников: «Петровы в гриппе и вокруг него»

Это ж надо было ухитриться самим текстом, стилем, языком, манерой подачи создать настолько достоверное ощущение гриппа и гриппозного бреда, что в какой-то момент я всерьёз начал опасаться заболеть, пропитавшись гриппозной аурой в процессе чтения! Писателей, которые умеют подобное
  • ,

Алексей Сальников: "Петровы в гриппе и вокруг него"

Алексей Сальников: «Петровы в гриппе и вокруг него»

Это ж надо было ухитриться самим текстом, стилем, языком, манерой подачи создать настолько достоверное ощущение гриппа и гриппозного бреда, что в какой-то момент я всерьёз начал опасаться заболеть, пропитавшись гриппозной аурой в процессе чтения! Писателей, которые умеют подобное — единицы.