• ,

Нил Гейман, «Океан в конце дороги»

Нил Гейман, «Океан в конце дороги»

Герой возвращается в родной город, где ему в раннем детстве пришлось столкнуться с добром, злом, ужасом, самопожертвованием и многим другим, о чем мы забываем, когда становимся взрослыми.
Как-то пропустил я эту книгу. Вот, наверстал с огромным удовольствием. Чем-то напомнило «Коралину»,
  • ,

Нил Гейман, «Океан в конце дороги»

Нил Гейман, «Океан в конце дороги»

Герой возвращается в родной город, где ему в раннем детстве пришлось столкнуться с добром, злом, ужасом, самопожертвованием и многим другим, о чем мы забываем, когда становимся взрослыми.
Как-то пропустил я эту книгу. Вот, наверстал с огромным удовольствием. Чем-то напомнило «Коралину»,
  • ,

Нил Гейман, «Океан в конце дороги»

Нил Гейман, «Океан в конце дороги»

Герой возвращается в родной город, где ему в раннем детстве пришлось столкнуться с добром, злом, ужасом, самопожертвованием и многим другим, о чем мы забываем, когда становимся взрослыми.
Как-то пропустил я эту книгу. Вот, наверстал с огромным удовольствием. Чем-то напомнило «Коралину»,
  • ,

Лоуренс Норфолк: «В обличье вепря»

Лоуренс Норфолк: «В обличье вепря»

Это одна из самых сильных книг современной прозы, какие нам довелось прочесть за последние несколько лет. Действие начинается со знаменитой Калидонской охоты, но вскоре оказывается, что охота идёт не совсем так, как в греческих мифах. Или даже совсем не так.
Затем повествование разветвляется на три
  • ,

Лоуренс Норфолк: "В обличье вепря"

Лоуренс Норфолк: «В обличье вепря»

Это одна из самых сильных книг современной прозы, какие нам довелось прочесть за последние несколько лет. Действие начинается со знаменитой Калидонской охоты, но вскоре оказывается, что охота идёт не совсем так, как в греческих мифах. Или даже совсем не так.
Затем повествование разветвляется на три
  • ,

Лоуренс Норфолк: «В обличье вепря»

Лоуренс Норфолк: «В обличье вепря»

Это одна из самых сильных книг современной прозы, какие нам довелось прочесть за последние несколько лет. Действие начинается со знаменитой Калидонской охоты, но вскоре оказывается, что охота идёт не совсем так, как в греческих мифах. Или даже совсем не так.
Затем повествование разветвляется на три
  • ,

Хосе Карлос Сомоса, «Дама номер 13»

Хосе Карлос Сомоса, «Дама номер 13»

Рульфо, поэт и преподаватель, доктор-психиатр Балестерос и шлюха по вызову видят странные сны, которые приводят их в не менее странный дом. А где-то за поворотом реальности, куда опасно заглядывать, живут-поживают двенадцать дам (плюс скрытная № 13), которые веками вдохновляют поэтов на создание
  • ,

Хосе Карлос Сомоса, «Дама номер 13»

Хосе Карлос Сомоса, «Дама номер 13»

Рульфо, поэт и преподаватель, доктор-психиатр Балестерос и шлюха по вызову видят странные сны, которые приводят их в не менее странный дом. А где-то за поворотом реальности, куда опасно заглядывать, живут-поживают двенадцать дам (плюс скрытная № 13), которые веками вдохновляют поэтов на создание
  • ,

Хосе Карлос Сомоса, «Дама номер 13»

Хосе Карлос Сомоса, «Дама номер 13»

Рульфо, поэт и преподаватель, доктор-психиатр Балестерос и шлюха по вызову видят странные сны, которые приводят их в не менее странный дом. А где-то за поворотом реальности, куда опасно заглядывать, живут-поживают двенадцать дам (плюс скрытная № 13), которые веками вдохновляют поэтов на создание