• ,

Эдуард Веркин: «Звездолет с перебитым крылом» / «Каникулы что надо»

Эдуард Веркин: «Звездолет с перебитым крылом».

Отличная повесть: добрая, страшная, трогательная. Это как если бы «Вино из одуванчиков» Брэдбери перебросили в провинциальный советский городок 1980-го года и сдобрили отменной порцией «Попытки к бегству» Стругацких.
И написано замечательно, что по нашим временам
  • ,

Эдуард Веркин: «Звездолет с перебитым крылом» / «Каникулы что надо»

Эдуард Веркин: «Звездолет с перебитым крылом».

Отличная повесть: добрая, страшная, трогательная. Это как если бы «Вино из одуванчиков» Брэдбери перебросили в провинциальный советский городок 1980-го года и сдобрили отменной порцией «Попытки к бегству» Стругацких.
И написано замечательно, что по нашим временам
  • ,

Эдуард Веркин: «Звездолет с перебитым крылом» / «Каникулы что надо»

Эдуард Веркин: «Звездолет с перебитым крылом».

Отличная повесть: добрая, страшная, трогательная. Это как если бы «Вино из одуванчиков» Брэдбери перебросили в провинциальный советский городок 1980-го года и сдобрили отменной порцией «Попытки к бегству» Стругацких.
И написано замечательно, что по нашим временам
  • ,

Анна Семироль, «Офелия»

Анна Семироль, «Офелия»

Питер Палмер – толстый робкий двенадцатилетий ботан. Одно хорошо – семья Питера достаточно богата, чтобы позволить себе усадьбу, оранжерею, машину и русалку. Русалку отец Питера дрессирует для выставок, где демонстрируют оттудышей – пойманных кентавров, баргестов, пикси и прочих, как говорят
  • ,

Анна Семироль, «Офелия»

Анна Семироль, «Офелия»

Питер Палмер – толстый робкий двенадцатилетий ботан. Одно хорошо – семья Питера достаточно богата, чтобы позволить себе усадьбу, оранжерею, машину и русалку. Русалку отец Питера дрессирует для выставок, где демонстрируют оттудышей – пойманных кентавров, баргестов, пикси и прочих, как говорят
  • ,

Анна Семироль, «Офелия»

Анна Семироль, «Офелия»

Питер Палмер – толстый робкий двенадцатилетий ботан. Одно хорошо – семья Питера достаточно богата, чтобы позволить себе усадьбу, оранжерею, машину и русалку. Русалку отец Питера дрессирует для выставок, где демонстрируют оттудышей – пойманных кентавров, баргестов, пикси и прочих, как говорят
  • ,

Анна Семироль, «Офелия»

Анна Семироль, «Офелия»

Питер Палмер – толстый робкий двенадцатилетий ботан. Одно хорошо – семья Питера достаточно богата, чтобы позволить себе усадьбу, оранжерею, машину и русалку. Русалку отец Питера дрессирует для выставок, где демонстрируют оттудышей – пойманных кентавров, баргестов, пикси и прочих, как говорят
  • ,

Роберт Джексон Беннетт: «Нездешние»

Роберт Джексон Беннетт: «Нездешние»

С первых же страниц – если не с первых строк – Беннетт бросает читателя в водоворот загадочных и страшных событий: тайная ночная операция, похищение, убийство – причём исполненное, мягко говоря, весьма необычным способом. У этих событий явственно ощущается запутанная и интригующая
  • ,

Роберт Джексон Беннетт: «Нездешние»

Роберт Джексон Беннетт: «Нездешние»

С первых же страниц – если не с первых строк – Беннетт бросает читателя в водоворот загадочных и страшных событий: тайная ночная операция, похищение, убийство – причём исполненное, мягко говоря, весьма необычным способом. У этих событий явственно ощущается запутанная и интригующая