• ,

Криптоистория Шерлока Холмса

Криптоистория Шерлока Холмса
Хосе Карлос Сомоза (Сомоса): «Этюд в черных тонах»


С нетерпением ждал эту книгу – большое спасибо издательству «Азбука», приславшему ее нам – и вот, дождался. Хосе Карлос Сомоза (Сомоса) полностью оправдал ожидания. Это уже шестая его книга, которую я прочел – и ни одна не разочаровала.
Замечательная стилизация под «викторианский детектив» – и отчасти под книги Артура Конан Дойла. Но лишь отчасти. Стиль повествования и декорации, манера речи героев и их менталитет, официальная чопорность и невозмутимость, за фасадом которых скрываются благородные порывы и самые черные пороки, тонкая английская ирония… Ну и, конечно же, тайна. Какой детектив без тайны?
Немолодая медсестра Энн Мак-Кари устраивается на работу в дорогой частный пансион для душевнобольных, где ее заботам препоручают необычного пациента, которого все называют «мистер Икс». Мистер Икс любит уединение, не любит открытых окон и раздернутых штор – и отличается феноменальной наблюдательностью и умением делать фантастически точные выводы и заключения из своих наблюдений, а также из сообщенных ему известий. Он словно находится в ожидании… Чего?
Но вот в Портсмуте, где расположен пансион, происходит убийство нищего бродяги. А следом – еще одно. И мистер Икс преображается, начиная активно действовать… не выходя из своей комнаты. Его помощниками, его глазами и ушами становятся самые разные доверенные люди – в том числе и медсестра Энн Мак-Кари, от лица которой ведется повествование. Нет, отношения между ней и ее пациентом отнюдь не безоблачны: женщине не занимать упорства и профессионализма, и у нее есть свои принципы. Она искренне желает добра мистеру Икс – зачастую даже против его воли. Пациент же в свою очередь капризен, непредсказуем, а иногда и попросту невыносим. Гений? Сумасшедший? И то, и другое сразу?
Тем не менее Энн в итоге подпадает под харизматичное обаяние необычного пациента и начинает ему помогать в его странном расследовании – даже вопреки ряду строгих правил пансиона. А ведь у Энн есть еще и своя личная жизнь – и она тоже отнюдь не безоблачна...
Ах, если бы женщина знала, насколько опасным может быть это расследование, в какие темные бездны оно ее заведет – и как глубоко она в нем увязнет! Ведь увольнение без рекомендаций – далеко не самое худшее, что может с тобой случиться.
Но Сомоза не был бы Сомозой, если б ограничился только мастерской стилизацией и запутанной детективной интригой. Сквозь до предела реалистичные декорации постепенно проступает странная и едва ли не гротесковая изнанка: повальное увлечение героев и окружающих их людей театром, аура таинственности и исключительности, что окружает актеров и театральное искусство в целом; его влияние на умы и настроения, запретные подпольные представления, что пробуждают в зрителях темные инстинкты и гибельные страсти, даруя почти мистическое наслаждение...
О да, мистика! Она все время маячит где-то в отдалении, на самом краю поля зрения, то исчезая, то возвращаясь, но не давая как следует рассмотреть и понять: действительно ли мы имеем дело с чем-то сверхъестественным, или это просто игра нашего воображения – а может, не то и не другое, а нечто вполне реальное, но находящееся за гранью наших куцых представлений о мире и человеческих возможностях?
Автор, сам психиатр по профессии, мастерски препарирует человеческие стремления и мотивации, комплексы и стереотипы, пороки и добродетели, страхи и чаяния, тонкие движения души и манипуляции сознанием. Причем делает это убедительно и увлекательно, отличным образным языком – авторским и в то же время стилизованным под «викторианскую прозу». «Этюд в черных тонах» – это литература и театр, Шекспир, Конан Дойл и Льюис Кэрролл, детективная интрига и расследование, маленькие человеческие радости и истинные трагедии, гротеск и реализм, темная сторона души – и «внутренний стержень» и человеческая воля, которые ей противостоят. Повествование, поначалу неспешное, постепенно набирает обороты, плотность событий увеличивается, напряжение растет – но тайна загадочных кровавых убийств остается тайной почти до самого конца, чтобы в итоге, раскрываясь, вывернуться наизнанку – а затем совершить еще один драматичный сюжетный кульбит.
Никто из героев, доживших до финала, не останется неизменным – но доживут далеко не все. И, пожалуй, постепенное преображение героини тут выглядит наиболее впечатляющим.
Прочел книгу с огромным удовольствием и всем рекомендую.

Комментариев нет

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.