• 96.52

  • +41.25

Свет серебряный

Свет седой, серебряный,
Бурелом да ёлки.
От жизни неумеренной
Остались лишь осколки!
 
Раз осколок, два осколок…
Ёлки без иголок…
Был здоров я, крепок, молод -
Пламя жизни, нынче – холод…
 
Эх, ха! Ха-ха-ха
Посмеёмся вместе.
Не досталось жениха
Ни одной невесте.
 
Был я весел, был я колок,
<p class=«095» style=«text-indent: 0cm;»
  • ,

Ноты сердца

О, сердца музыка, живи!
Её мы слышали лишь сами…
Мелодию моей любви
К тебе не выразить словами.
 
Стихами? Может быть… Они,
Как ноты сердца, что навечно -
О Чудо! – смогут сохранить
Волнений облик быстротечных,
 
Любовь к тебе… Запечатлю
Я на бумаге сердца пламя.
Люблю тебя… Люблю! Люблю!
И
  • ,

Поэт и свеча. В соавторстве с Александром Павловым

Александр Павлов
 
В ночи струится пламя свечки,
Порхает серенький дымок.
Его ажурные колечки,
Как кудрей чудный завиток.
 
Стекают слёзки восковые
По телу нежному несчастной,
Узнавшей чувства неземные,
Любовью воспылавшей страстной.
 
Виталий Иванов
 
Истаяла или сгорела
В огне любви не обоюдной?
От белого
  • ,

Пора улетать?

Стареющему телу
всё труднее удерживать
вечно юную душу…
 
Всё чаще я смотрю на небо.
Всё дольше я смотрю на небо.
Как мало я смотрел на небо!..
 
Почему? Зачем?
Что мне нужно увидеть?
Успеть?
 
Или время пришло –
улетать?..</span

Могильщик

Вот новый день.
От нового креста
Шаги отсчитываю –
Скорбных пять шагов.
И снова – рыть.
Метр на два,
Класть в могилу,
Засыпать…
И новый крест!
О, Боже!
Кладбище!
Кресты лишь позади…
А впереди?..
 
Садится солнце…
Ночь.
 </span

Пять минут

«Поэты долго не живут –
Поэты долго умирают.»
Дмитрий Киршин
 
Поэты долго не живут,
Они себя не берегут.
У них и сердце бьётся чаще.
Там, в поэтической их чаще
Поэты водки много пьют.
Их любит Бог и вдохновенье
Поэтам дарит на мгновенья.
В мгновения сии – живут.
А в остальные – умирают…
Что не

Летающая моя женщина

Какая женщина влетела!
От головы её до пят
Изгибы палевые тела
Со мной призывно говорят.
 
Мне говорят мечтою башни -
В пучину впадины твоей! -
О юности позавчерашней…
Я погубил её, злодей.
 
Её бессовестно растратил…
И вот стою, совсем больной.
Я – сумасшедший. Я — в палате.
А ты – свидание со мной!</span

Вершины

В соавторстве с Александром Тагаевым
 
В лучах закатных тягостного солнца
Таились снегом взорванные горы.
Случайно я услышал разговор их,
Карабкаясь от донца до вершины.
 
Сказал Эльбрус:
«Боится – трус!
А смелый — досточку кладёт на пропасть…
Но что нам «святость» или «кротость»?
Вот

Бес Сосинкин

Сосин Отсосин Отсосинович
Сосал свою соску
Сосацию
Отсасывал мировую энергию
Из трубы времени
Сосатович
Отсосатович
Обихухай Перехухаевич Ебехухов
Хухал в Малых Хухаях до хуховения
Обхухаивался
Хренотень да хретень
Каждый день!
 
Сосин Сосинович Отсосиянов
Отсосиянивал сосок отсовски
Пососинивал, пососатывал и остатывал
Соски