• ,

Dmitry Kovalenko о романе Г. Л. Олди «Я возьму сам»

Dmitry Kovalenko о романе Г. Л. Олди «Я возьму сам»:

Мятежный поэт Абу-т-Тайиб аль-Мутанабби готовится погибнуть в объятиях самума, но вдруг оказывается в раю (или не в раю?), где служители культа Огня Небесного (проклятые еретики — точно не рай!) предлагают ему стать шахом славного Кабира. Дорожка сама ложится под ноги, спины
  • ,

Dmitry Kovalenko о романе Г. Л. Олди «Я возьму сам»

Dmitry Kovalenko о романе Г. Л. Олди «Я возьму сам»:

Мятежный поэт Абу-т-Тайиб аль-Мутанабби готовится погибнуть в объятиях самума, но вдруг оказывается в раю (или не в раю?), где служители культа Огня Небесного (проклятые еретики — точно не рай!) предлагают ему стать шахом славного Кабира. Дорожка сама ложится под ноги, спины
  • ,

Dmitry Kovalenko о романе Г. Л. Олди «Я возьму сам»

Dmitry Kovalenko о романе Г. Л. Олди «Я возьму сам»:

Мятежный поэт Абу-т-Тайиб аль-Мутанабби готовится погибнуть в объятиях самума, но вдруг оказывается в раю (или не в раю?), где служители культа Огня Небесного (проклятые еретики — точно не рай!) предлагают ему стать шахом славного Кабира. Дорожка сама ложится под ноги, спины
  • ,

Dmitry Kovalenko о романе Г. Л. Олди «Путь Меча»

Dmitry Kovalenko о романе Г. Л. Олди «Путь Меча»:

Звенят по всему эмирату Блистающие Кабира, хвалясь своим мастерством Беседы, и почти нет равных Единорогу, прямому мечу из Высших Дан Гьена, и его Придатку Чэну из рода Анкоров Вэйских. Но тень вползает на пыльные улицы городов страны, наполняя их слухами об испорченных Придатках и
  • ,

Dmitry Kovalenko о романе Г. Л. Олди «Путь Меча»

Dmitry Kovalenko о романе Г. Л. Олди «Путь Меча»:

Звенят по всему эмирату Блистающие Кабира, хвалясь своим мастерством Беседы, и почти нет равных Единорогу, прямому мечу из Высших Дан Гьена, и его Придатку Чэну из рода Анкоров Вэйских. Но тень вползает на пыльные улицы городов страны, наполняя их слухами об испорченных Придатках и
  • ,

Dmitry Kovalenko о романе Г. Л. Олди «Путь Меча»

Dmitry Kovalenko о романе Г. Л. Олди «Путь Меча»:

Звенят по всему эмирату Блистающие Кабира, хвалясь своим мастерством Беседы, и почти нет равных Единорогу, прямому мечу из Высших Дан Гьена, и его Придатку Чэну из рода Анкоров Вэйских. Но тень вползает на пыльные улицы городов страны, наполняя их слухами об испорченных Придатках и
  • ,

kovalenko910 о книге Г. Л. Олди «Я возьму сам»

kovalenko910 о книге Г. Л. Олди «Я возьму сам»:

Мятежный поэт Абу-т-Тайиб аль-Мутанабби готовится погибнуть в объятиях самума, но вдруг оказывается в раю (или не в раю?), где служители культа Огня Небесного (проклятые еретики — точно не рай!) предлагают ему стать шахом славного Кабира. Дорожка сама ложится под ноги, спины гнутся,
  • ,

kovalenko910 о книге Г. Л. Олди «Я возьму сам»

kovalenko910 о книге Г. Л. Олди «Я возьму сам»:

Мятежный поэт Абу-т-Тайиб аль-Мутанабби готовится погибнуть в объятиях самума, но вдруг оказывается в раю (или не в раю?), где служители культа Огня Небесного (проклятые еретики — точно не рай!) предлагают ему стать шахом славного Кабира. Дорожка сама ложится под ноги, спины гнутся,
  • ,

kovalenko910 о книге Г. Л. Олди «Я возьму сам»

kovalenko910 о книге Г. Л. Олди «Я возьму сам»:

Мятежный поэт Абу-т-Тайиб аль-Мутанабби готовится погибнуть в объятиях самума, но вдруг оказывается в раю (или не в раю?), где служители культа Огня Небесного (проклятые еретики — точно не рай!) предлагают ему стать шахом славного Кабира. Дорожка сама ложится под ноги, спины гнутся,