• ,

Андрей Волос, «Аниматор»

Андрей Волос, «Аниматор».

Что нужно для анимации? Покойник, информатор, дающий крохи сведений об усопшем – и аниматор, способный на основе этого влезть, что называется, в шкуру мертвеца, в какой-то мере воссоздать былую личность. Тогда в колбе Крафта возгорится вечное пламя – эрзац-душа, которую можно поставить на могилку
  • ,

Андрей Волос, «Аниматор»

Андрей Волос, «Аниматор».

Что нужно для анимации? Покойник, информатор, дающий крохи сведений об усопшем – и аниматор, способный на основе этого влезть, что называется, в шкуру мертвеца, в какой-то мере воссоздать былую личность. Тогда в колбе Крафта возгорится вечное пламя – эрзац-душа, которую можно поставить на могилку
  • ,

Андрей Волос, «Аниматор»

Андрей Волос, «Аниматор».

Что нужно для анимации? Покойник, информатор, дающий крохи сведений об усопшем – и аниматор, способный на основе этого влезть, что называется, в шкуру мертвеца, в какой-то мере воссоздать былую личность. Тогда в колбе Крафта возгорится вечное пламя – эрзац-душа, которую можно поставить на могилку
  • ,

Андрей Волос, «Аниматор»

Андрей Волос, «Аниматор».

Что нужно для анимации? Покойник, информатор, дающий крохи сведений об усопшем – и аниматор, способный на основе этого влезть, что называется, в шкуру мертвеца, в какой-то мере воссоздать былую личность. Тогда в колбе Крафта возгорится вечное пламя – эрзац-душа, которую можно поставить на могилку
  • ,

Виктор Пелевин: «Тайные виды на гору Фудзи»

Виктор Пелевин: «Тайные виды на гору Фудзи»

Эх, давненько не брал я в руки свежую книгу Пелевина! В свое время прочёл у него практически всё написанное, и прочёл с удовольствием, но лет пять назад взял паузу. Книги начали приедаться: всё время с чуть разных сторон об одном и том же. Одними и теми же приёмами. А хотелось чего-нибудь
  • ,

Виктор Пелевин: «Тайные виды на гору Фудзи»

Виктор Пелевин: «Тайные виды на гору Фудзи»

Эх, давненько не брал я в руки свежую книгу Пелевина! В свое время прочёл у него практически всё написанное, и прочёл с удовольствием, но лет пять назад взял паузу. Книги начали приедаться: всё время с чуть разных сторон об одном и том же. Одними и теми же приёмами. А хотелось чего-нибудь
  • ,

Михаил Гиголашвили, «Толмач»

Михаил Гиголашвили, «Толмач».

Начало 2000-х. Герой книги – художник, желающий задержаться в Германии, человек гулящий, саркастичный и страдающий целым букетом странноватых болезней. Он подрабатывает толмачом – переводчиком для беженцев, желающих получить политическое убежище. Перед читателем разворачиваются жизненные
  • ,

Михаил Гиголашвили, «Толмач»

Михаил Гиголашвили, «Толмач».

Начало 2000-х. Герой книги – художник, желающий задержаться в Германии, человек гулящий, саркастичный и страдающий целым букетом странноватых болезней. Он подрабатывает толмачом – переводчиком для беженцев, желающих получить политическое убежище. Перед читателем разворачиваются жизненные истории
  • ,

Дина Рубина, «Бабий ветер»

Дина Рубина, «Бабий ветер». Если мне нравится все, написанное Рубиной, то с чего бы «Бабьему ветру» стать исключением? Меня предупреждали заранее: это, мол, очень женская книга, мужчинам будет трудно понять. Ничего, разобрался. У меня в родне по материнской линии целый батальон тетушек и двоюродных сестер работал по