• ,

Яйцо раздрая (highly likely 2019)

1 фото
image
Всё! Звиздец! Хана России!..
Месяц, ну, от силы — два:
И безумство истерии, -
Разорвёт её в дрова!..

«Караул! — визжат креаклы, -
Это ж ад и произвол, -
Снова Кремль нас взял за жабры,
Сея всюду страх и мор!».

Вторит им в три горла свора -
Нацмен, левый, демократ:
«Эй, народ,  — держите вора!», -
Через СМИ и
  • ,

Виктор Пелевин: «Тайные виды на гору Фудзи»

Виктор Пелевин: «Тайные виды на гору Фудзи»

Эх, давненько не брал я в руки свежую книгу Пелевина! В свое время прочёл у него практически всё написанное, и прочёл с удовольствием, но лет пять назад взял паузу. Книги начали приедаться: всё время с чуть разных сторон об одном и том же. Одними и теми же приёмами. А хотелось чего-нибудь
  • ,

Виктор Пелевин: «Тайные виды на гору Фудзи»

Виктор Пелевин: «Тайные виды на гору Фудзи»

Эх, давненько не брал я в руки свежую книгу Пелевина! В свое время прочёл у него практически всё написанное, и прочёл с удовольствием, но лет пять назад взял паузу. Книги начали приедаться: всё время с чуть разных сторон об одном и том же. Одними и теми же приёмами. А хотелось чего-нибудь
  • ,

Михаил Елизаров, «Библиотекарь»

Михаил Елизаров, «Библиотекарь»
Страшный искус таит в себе обладание силой — пусть чужой, заемной, входящей в тебя на время. Этот искус может превратить обычных мирных людей в одержимых, готовых безжалостно убить любого конкурента, претендующего на источник их силы. Книга о дороге, вымощенной благими намерениями, о сомнительном
  • ,

Михаил Елизаров, «Библиотекарь»

Михаил Елизаров, «Библиотекарь»
Страшный искус таит в себе обладание силой — пусть чужой, заемной, входящей в тебя на время. Этот искус может превратить обычных мирных людей в одержимых, готовых безжалостно убить любого конкурента, претендующего на источник их силы. Книга о дороге, вымощенной благими намерениями, о сомнительном
  • ,

Михаил Елизаров, «Библиотекарь»

Михаил Елизаров, «Библиотекарь»
Страшный искус таит в себе обладание силой — пусть чужой, заемной, входящей в тебя на время. Этот искус может превратить обычных мирных людей в одержимых, готовых безжалостно убить любого конкурента, претендующего на источник их силы. Книга о дороге, вымощенной благими намерениями, о сомнительном
  • ,

Михаил Елизаров, «Библиотекарь»

Михаил Елизаров, «Библиотекарь»
Страшный искус таит в себе обладание силой — пусть чужой, заемной, входящей в тебя на время. Этот искус может превратить обычных мирных людей в одержимых, готовых безжалостно убить любого конкурента, претендующего на источник их силы. Книга о дороге, вымощенной благими намерениями, о сомнительном
  • ,

Владимир Сорокин: "Манарага"

Владимир Сорокин, «Манарага». Очень, знаете ли, глянулась Олдям эта книга. Сатирическая антиутопия, поклон из дня сегодняшнего великому Рэю Брэдбери, его повести «451 по Фаренгейту». Игра с разной, неизменно точной стилистикой эпизодов, как фактическая часть сюжета. Идея, заставляющая сильно задуматься и почесать в затылке.
  • ,

Владимир Сорокин: "Манарага"

Владимир Сорокин, «Манарага». Очень, знаете ли, глянулась Олдям эта книга. Сатирическая антиутопия, поклон из дня сегодняшнего великому Рэю Брэдбери, его повести «451 по Фаренгейту». Игра с разной, неизменно точной стилистикой эпизодов, как фактическая часть сюжета. Идея, заставляющая сильно задуматься и почесать в затылке.