• ,

Дин Лейпек: «Верóника Стэйнбридж покидает зону безопасности» (рецензия)

Дин Лейпек: «Верóника Стэйнбридж покидает зону безопасности»

Эта повесть чем-то напоминает написанную пастелью картину: мягкие, приглушённые тона, игра светотени, чуть размытые очертания, но при этом – тщательная проработка тонких нюансов.
Эта повесть чем-то напоминает «Возвращение со звёзд» Станислава Лема, с его
  • ,

Дин Лейпек: «Верóника Стэйнбридж покидает зону безопасности» (рецензия)

Дин Лейпек: «Верóника Стэйнбридж покидает зону безопасности»

Эта повесть чем-то напоминает написанную пастелью картину: мягкие, приглушённые тона, игра светотени, чуть размытые очертания, но при этом – тщательная проработка тонких нюансов.
Эта повесть чем-то напоминает «Возвращение со звёзд» Станислава Лема, с его
  • ,

Дин Лейпек: «Верóника Стэйнбридж покидает зону безопасности» (рецензия)

Дин Лейпек: «Верóника Стэйнбридж покидает зону безопасности»

Эта повесть чем-то напоминает написанную пастелью картину: мягкие, приглушённые тона, игра светотени, чуть размытые очертания, но при этом – тщательная проработка тонких нюансов.
Эта повесть чем-то напоминает «Возвращение со звёзд» Станислава Лема, с его
  • ,

Елена Ершова, «Град огненный»

Елена Ершова, «Град огненный»:

Все начиналось, как обычно: создавали идеальных солдат. Скрестили мертвецов и насекомых, получили людей-ос, ужаснулись. Схватились не на жизнь, а на смерть с собственным творением – у доктора Франкенштейна всегда конфликт с любимым монстром! — победили дорогой ценой, и с этого дня начался
  • ,

Елена Ершова, «Град огненный»

Елена Ершова, «Град огненный»:

Все начиналось, как обычно: создавали идеальных солдат. Скрестили мертвецов и насекомых, получили людей-ос, ужаснулись. Схватились не на жизнь, а на смерть с собственным творением – у доктора Франкенштейна всегда конфликт с любимым монстром! — победили дорогой ценой, и с этого дня начался гуманизм.
  • ,

Елена Ершова, «Град огненный»

Елена Ершова, «Град огненный»:

Все начиналось, как обычно: создавали идеальных солдат. Скрестили мертвецов и насекомых, получили людей-ос, ужаснулись. Схватились не на жизнь, а на смерть с собственным творением – у доктора Франкенштейна всегда конфликт с любимым монстром! — победили дорогой ценой, и с этого дня начался гуманизм.
  • ,

«Чтобы поймать маньяка, нужен другой маньяк!» - Хосе Карлос Сомоса (Сомоза): «Соблазн»

«Чтобы поймать маньяка, нужен другой маньяк!»
Хосе Карлос Сомоса (Сомоза): «Соблазн»

Читаю уже третью книгу Хосе Карлоса Сомосы – и автор не перестает меня радовать и удивлять. Как вам такое – психиатрическая научная фантастика? В то же время это напряженный психологический триллер с детективной интригой и заметным
  • ,

«Чтобы поймать маньяка, нужен другой маньяк!» - Хосе Карлос Сомоса (Сомоза): «Соблазн»

«Чтобы поймать маньяка, нужен другой маньяк!»
Хосе Карлос Сомоса (Сомоза): «Соблазн»

Читаю уже третью книгу Хосе Карлоса Сомосы – и автор не перестает меня радовать и удивлять. Как вам такое – психиатрическая научная фантастика? В то же время это напряженный психологический триллер с детективной интригой и заметным
  • ,

«Чтобы поймать маньяка, нужен другой маньяк!» - Хосе Карлос Сомоса (Сомоза): «Соблазн»

«Чтобы поймать маньяка, нужен другой маньяк!»
Хосе Карлос Сомоса (Сомоза): «Соблазн»

Читаю уже третью книгу Хосе Карлоса Сомосы – и автор не перестает меня радовать и удивлять. Как вам такое – психиатрическая научная фантастика? В то же время это напряженный психологический триллер с детективной интригой и заметным