• ,

Пьер Леметр, трилогия о майоре полиции Камиле Верховене

Пьер Леметр, трилогия о майоре полиции Камиле Верховене:

«Тщательная работа», первый роман. Серийный маньяк превращает жизнь полицейского Камиля Верховена в литературное произведение. Все здесь подчинено литературе, от расчленёнки до расследования. Ближе к кульминации темп повествования буквально взрывается, мы видим происходящее с
здесь код счетчика
  • ,

Пьер Леметр, трилогия о майоре полиции Камиле Верховене

Пьер Леметр, трилогия о майоре полиции Камиле Верховене:

«Тщательная работа», первый роман. Серийный маньяк превращает жизнь полицейского Камиля Верховена в литературное произведение. Все здесь подчинено литературе, от расчленёнки до расследования. Ближе к кульминации темп повествования буквально взрывается, мы видим происходящее с
здесь код счетчика
  • ,

Михаил Гиголашвили, «Толмач»

Михаил Гиголашвили, «Толмач».

Начало 2000-х. Герой книги – художник, желающий задержаться в Германии, человек гулящий, саркастичный и страдающий целым букетом странноватых болезней. Он подрабатывает толмачом – переводчиком для беженцев, желающих получить политическое убежище. Перед читателем разворачиваются жизненные
здесь код счетчика
  • ,

Михаил Гиголашвили, «Толмач»

Михаил Гиголашвили, «Толмач».

Начало 2000-х. Герой книги – художник, желающий задержаться в Германии, человек гулящий, саркастичный и страдающий целым букетом странноватых болезней. Он подрабатывает толмачом – переводчиком для беженцев, желающих получить политическое убежище. Перед читателем разворачиваются жизненные истории
здесь код счетчика
  • ,

Михаил Гиголашвили, «Тайный год»

Михаил Гиголашвили, «Тайный год». Оставив трон, царь Иван затворяется в Александровской слободе – и живет там вместе со слугами, дьяками, воспоминаниями, тревогами и кошмарами. Пожалуй, «Тайный год» — один из сильнейших романов, какие я читал в ближайшие десять лет. Повесть о бесконечно несчастном психопате, в чьей
здесь код счетчика
  • ,

Михаил Гиголашвили, «Тайный год»

Михаил Гиголашвили, «Тайный год». Оставив трон, царь Иван затворяется в Александровской слободе – и живет там вместе со слугами, дьяками, воспоминаниями, тревогами и кошмарами. Пожалуй, «Тайный год» — один из сильнейших романов, какие я читал в ближайшие десять лет. Повесть о бесконечно несчастном психопате, в чьей
здесь код счетчика
  • ,

Алексей Сальников: "Петровы в гриппе и вокруг него"

Алексей Сальников: «Петровы в гриппе и вокруг него»

Это ж надо было ухитриться самим текстом, стилем, языком, манерой подачи создать настолько достоверное ощущение гриппа и гриппозного бреда, что в какой-то момент я всерьёз начал опасаться заболеть, пропитавшись гриппозной аурой в процессе чтения! Писателей, которые умеют подобное
здесь код счетчика
  • ,

Алексей Сальников: "Петровы в гриппе и вокруг него"

Алексей Сальников: «Петровы в гриппе и вокруг него»

Это ж надо было ухитриться самим текстом, стилем, языком, манерой подачи создать настолько достоверное ощущение гриппа и гриппозного бреда, что в какой-то момент я всерьёз начал опасаться заболеть, пропитавшись гриппозной аурой в процессе чтения! Писателей, которые умеют подобное
здесь код счетчика
  • ,

Алексей Сальников: "Петровы в гриппе и вокруг него"

Алексей Сальников: «Петровы в гриппе и вокруг него»

Это ж надо было ухитриться самим текстом, стилем, языком, манерой подачи создать настолько достоверное ощущение гриппа и гриппозного бреда, что в какой-то момент я всерьёз начал опасаться заболеть, пропитавшись гриппозной аурой в процессе чтения! Писателей, которые умеют подобное — единицы.
здесь код счетчика