• ,

Й. А. Линдквист, романы «Блаженны мертвые» и «Впусти меня»

Й. А. Линдквист, «Блаженны мертвые».

Стокгольм, август, наши дни, мертвые восстали. Из моргов, могил, больничных палат. Нет, к стандартам зомби-апокалипсиса, набившего оскомину, эта история не имеет никакого отношения. Ожившие неагрессивны, они вообще почти ничего не могут, не хотят, не делают. Они просто существуют. И это создают тьму
  • ,

Й. А. Линдквист, романы «Блаженны мертвые» и «Впусти меня»

Й. А. Линдквист, «Блаженны мертвые».

Стокгольм, август, наши дни, мертвые восстали. Из моргов, могил, больничных палат. Нет, к стандартам зомби-апокалипсиса, набившего оскомину, эта история не имеет никакого отношения. Ожившие неагрессивны, они вообще почти ничего не могут, не хотят, не делают. Они просто существуют. И это создают тьму
  • ,

Й. А. Линдквист, романы «Блаженны мертвые» и «Впусти меня»

Й. А. Линдквист, «Блаженны мертвые».

Стокгольм, август, наши дни, мертвые восстали. Из моргов, могил, больничных палат. Нет, к стандартам зомби-апокалипсиса, набившего оскомину, эта история не имеет никакого отношения. Ожившие неагрессивны, они вообще почти ничего не могут, не хотят, не делают. Они просто существуют. И это создают тьму
  • ,

Пьер Леметр, трилогия о майоре полиции Камиле Верховене

Пьер Леметр, трилогия о майоре полиции Камиле Верховене:

«Тщательная работа», первый роман. Серийный маньяк превращает жизнь полицейского Камиля Верховена в литературное произведение. Все здесь подчинено литературе, от расчленёнки до расследования. Ближе к кульминации темп повествования буквально взрывается, мы видим происходящее с
  • ,

Пьер Леметр, трилогия о майоре полиции Камиле Верховене

Пьер Леметр, трилогия о майоре полиции Камиле Верховене:

«Тщательная работа», первый роман. Серийный маньяк превращает жизнь полицейского Камиля Верховена в литературное произведение. Все здесь подчинено литературе, от расчленёнки до расследования. Ближе к кульминации темп повествования буквально взрывается, мы видим происходящее с
  • ,

Михаил Гиголашвили, «Толмач»

Михаил Гиголашвили, «Толмач».

Начало 2000-х. Герой книги – художник, желающий задержаться в Германии, человек гулящий, саркастичный и страдающий целым букетом странноватых болезней. Он подрабатывает толмачом – переводчиком для беженцев, желающих получить политическое убежище. Перед читателем разворачиваются жизненные
  • ,

Михаил Гиголашвили, «Толмач»

Михаил Гиголашвили, «Толмач».

Начало 2000-х. Герой книги – художник, желающий задержаться в Германии, человек гулящий, саркастичный и страдающий целым букетом странноватых болезней. Он подрабатывает толмачом – переводчиком для беженцев, желающих получить политическое убежище. Перед читателем разворачиваются жизненные истории
  • ,

Михаил Гиголашвили, «Тайный год»

Михаил Гиголашвили, «Тайный год». Оставив трон, царь Иван затворяется в Александровской слободе – и живет там вместе со слугами, дьяками, воспоминаниями, тревогами и кошмарами. Пожалуй, «Тайный год» — один из сильнейших романов, какие я читал в ближайшие десять лет. Повесть о бесконечно несчастном психопате, в чьей
  • ,

Михаил Гиголашвили, «Тайный год»

Михаил Гиголашвили, «Тайный год». Оставив трон, царь Иван затворяется в Александровской слободе – и живет там вместе со слугами, дьяками, воспоминаниями, тревогами и кошмарами. Пожалуй, «Тайный год» — один из сильнейших романов, какие я читал в ближайшие десять лет. Повесть о бесконечно несчастном психопате, в чьей