• ,

Мадлен Миллер, «Цирцея»

Мадлен Миллер, «Цирцея»

Эту книгу я читал медленно, растягивая удовольствие, и все-таки она закончилась. Нет, продолжается – хожу, вспоминаю, переживаю, размышляю.
После «Песни Ахилла» я уже понимал, что Миллер – это чудесно. Отличное знание материала плюс тонкая психологичность, помноженные на несомненный
  • ,

Мадлен Миллер, «Цирцея»

Мадлен Миллер, «Цирцея»

Эту книгу я читал медленно, растягивая удовольствие, и все-таки она закончилась. Нет, продолжается – хожу, вспоминаю, переживаю, размышляю.
После «Песни Ахилла» я уже понимал, что Миллер – это чудесно. Отличное знание материала плюс тонкая психологичность, помноженные на несомненный
  • ,

Мадлен Миллер, «Цирцея»

Мадлен Миллер, «Цирцея»

Эту книгу я читал медленно, растягивая удовольствие, и все-таки она закончилась. Нет, продолжается – хожу, вспоминаю, переживаю, размышляю.
После «Песни Ахилла» я уже понимал, что Миллер – это чудесно. Отличное знание материала плюс тонкая психологичность, помноженные на несомненный
  • ,

Елена Ершова, «Град огненный»

Елена Ершова, «Град огненный»:

Все начиналось, как обычно: создавали идеальных солдат. Скрестили мертвецов и насекомых, получили людей-ос, ужаснулись. Схватились не на жизнь, а на смерть с собственным творением – у доктора Франкенштейна всегда конфликт с любимым монстром! — победили дорогой ценой, и с этого дня начался
  • ,

Елена Ершова, «Град огненный»

Елена Ершова, «Град огненный»:

Все начиналось, как обычно: создавали идеальных солдат. Скрестили мертвецов и насекомых, получили людей-ос, ужаснулись. Схватились не на жизнь, а на смерть с собственным творением – у доктора Франкенштейна всегда конфликт с любимым монстром! — победили дорогой ценой, и с этого дня начался гуманизм.
  • ,

Елена Ершова, «Град огненный»

Елена Ершова, «Град огненный»:

Все начиналось, как обычно: создавали идеальных солдат. Скрестили мертвецов и насекомых, получили людей-ос, ужаснулись. Схватились не на жизнь, а на смерть с собственным творением – у доктора Франкенштейна всегда конфликт с любимым монстром! — победили дорогой ценой, и с этого дня начался гуманизм.
  • ,

Лоуренс Норфолк: «В обличье вепря»

Лоуренс Норфолк: «В обличье вепря»

Это одна из самых сильных книг современной прозы, какие нам довелось прочесть за последние несколько лет. Действие начинается со знаменитой Калидонской охоты, но вскоре оказывается, что охота идёт не совсем так, как в греческих мифах. Или даже совсем не так.
Затем повествование разветвляется на три
  • ,

Лоуренс Норфолк: "В обличье вепря"

Лоуренс Норфолк: «В обличье вепря»

Это одна из самых сильных книг современной прозы, какие нам довелось прочесть за последние несколько лет. Действие начинается со знаменитой Калидонской охоты, но вскоре оказывается, что охота идёт не совсем так, как в греческих мифах. Или даже совсем не так.
Затем повествование разветвляется на три
  • ,

Лоуренс Норфолк: «В обличье вепря»

Лоуренс Норфолк: «В обличье вепря»

Это одна из самых сильных книг современной прозы, какие нам довелось прочесть за последние несколько лет. Действие начинается со знаменитой Калидонской охоты, но вскоре оказывается, что охота идёт не совсем так, как в греческих мифах. Или даже совсем не так.
Затем повествование разветвляется на три