• ,

Михаил Гиголашвили, «Тайный год»

Михаил Гиголашвили, «Тайный год». Оставив трон, царь Иван затворяется в Александровской слободе – и живет там вместе со слугами, дьяками, воспоминаниями, тревогами и кошмарами. Пожалуй, «Тайный год» — один из сильнейших романов, какие я читал в ближайшие десять лет. Повесть о бесконечно несчастном психопате, в чьей
здесь код счетчика
  • ,

Михаил Гиголашвили, «Тайный год»

Михаил Гиголашвили, «Тайный год». Оставив трон, царь Иван затворяется в Александровской слободе – и живет там вместе со слугами, дьяками, воспоминаниями, тревогами и кошмарами. Пожалуй, «Тайный год» — один из сильнейших романов, какие я читал в ближайшие десять лет. Повесть о бесконечно несчастном психопате, в чьей
здесь код счетчика
  • ,

Алексей Сальников: "Петровы в гриппе и вокруг него"

Алексей Сальников: «Петровы в гриппе и вокруг него»

Это ж надо было ухитриться самим текстом, стилем, языком, манерой подачи создать настолько достоверное ощущение гриппа и гриппозного бреда, что в какой-то момент я всерьёз начал опасаться заболеть, пропитавшись гриппозной аурой в процессе чтения! Писателей, которые умеют подобное
здесь код счетчика
  • ,

Алексей Сальников: "Петровы в гриппе и вокруг него"

Алексей Сальников: «Петровы в гриппе и вокруг него»

Это ж надо было ухитриться самим текстом, стилем, языком, манерой подачи создать настолько достоверное ощущение гриппа и гриппозного бреда, что в какой-то момент я всерьёз начал опасаться заболеть, пропитавшись гриппозной аурой в процессе чтения! Писателей, которые умеют подобное
здесь код счетчика
  • ,

Алексей Сальников: "Петровы в гриппе и вокруг него"

Алексей Сальников: «Петровы в гриппе и вокруг него»

Это ж надо было ухитриться самим текстом, стилем, языком, манерой подачи создать настолько достоверное ощущение гриппа и гриппозного бреда, что в какой-то момент я всерьёз начал опасаться заболеть, пропитавшись гриппозной аурой в процессе чтения! Писателей, которые умеют подобное — единицы.
здесь код счетчика
  • ,

Алексей Сальников: «Отдел»

Алексей Сальников: «Отдел»
(Книгой роман еще не выходил. Опубликован в журнале «Волга», NN 7-8 за 2015 г.)
Впечатления от романа странные и двойственные. С первых же страниц погружаешься в предельно реалистичное и мрачное бытописание, сквозь которое то тут, то там, прорастают жутковатые сорняки бреда и абсурда. Но абсурда,
здесь код счетчика
  • ,

Алексей Сальников: «Отдел»

Алексей Сальников: «Отдел»
(Книгой роман еще не выходил. Опубликован в журнале «Волга», NN 7-8 за 2015 г.)
Впечатления от романа странные и двойственные. С первых же страниц погружаешься в предельно реалистичное и мрачное бытописание, сквозь которое то тут, то там, прорастают жутковатые сорняки бреда и абсурда. Но абсурда,
здесь код счетчика
  • ,

Алексей Сальников: «Отдел»

Алексей Сальников: «Отдел»
(Книгой роман еще не выходил. Опубликован в журнале «Волга», NN 7-8 за 2015 г.)
Впечатления от романа странные и двойственные. С первых же страниц погружаешься в предельно реалистичное и мрачное бытописание, сквозь которое то тут, то там, прорастают жутковатые сорняки бреда и абсурда. Но абсурда,
здесь код счетчика
  • ,

Дина Рубина, «Бабий ветер»

Дина Рубина, «Бабий ветер». Если мне нравится все, написанное Рубиной, то с чего бы «Бабьему ветру» стать исключением? Меня предупреждали заранее: это, мол, очень женская книга, мужчинам будет трудно понять. Ничего, разобрался. У меня в родне по материнской линии целый батальон тетушек и двоюродных сестер работал по
здесь код счетчика